Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Женщина в раннем христианстве.

И.С. Свенцицкая


Общественное мнение античного мира не признавало равенство мужчин и женщин. Аристотель в "Поэтике" писал, что женщина может быть благородной, хотя она - существо низкое. Такое восприятие женщины сохранялось в той или иной степени на всём протяжении существования языческой древности. Цельс, полемизируя с христианскими догмами в своём "Правдивом слове" писал, что если бы бог хотел отправить на землю Дух, зачем его было вселять в столь нечистое место как чрево женщины - (Orig.c.Cels. VI.73). В то же время он - в рамках традиционной мифологии - допускал, что бог может влюбиться в прекрасную и царственную женщину. В первые века нашей эры появлялись восхваления женщин (Плутарх даже создал специальное сочинение - "О доблестях женщин"): главными женскими добродетелями почитались скромность, верность, героическая защита своей чести. Однако наряду с восхвалениями героинь, как правило, ушедших времён, в эту же эпоху было распространено представление о женщине как носительнице тёмного начала; в литературе появляются образы ведьм, отравительниц, связанных со страшной богиней подземного мира Гекатой. Можно вспомнить колдуний, распутниц, женщин-убийц из романа Апулея "Золотой осёл", например, жену, убившую своего мужа из вставной новеллы о фессалийских ведьмах (11.18) или ту, которая "несчастного мужа вводила в обман, сама с утра предаваясь пьянству и постоянному блуду, оскверняя своё тело" (IX. 14).

Положение женщин - и прежде всего, её самосознание изменилось в первые века нашей эры.

Елена, мать имп. Константина
Елена, мать императора Константина. Фрагмент росписи потолка в Трирском соборе

Для этой эпохи характерен распад семейных связей (и не только среди высших слоев римского общества), с одной стороны, и желание женщин играть самостоятельную роль в общественной жизни - с другой. Распад семейных связей, ослабление гражданской солидарности меняли положение женщин из низов населения, приводили к увеличению слоя работающих женщин. Женщины были вовлечены в текстильное производство в качестве прядильщиц - весьма непрестижная профессия. Цельс, чтобы подчеркнуть низкое происхождение Иисуса, называет его мать нищей пряхой (хотя в евангельских текстах таких сведений не содержится). Были женщины, зарабатывавшие себе на жизнь (и подчас неплохо) торговлей; в "Деяниях апостолов" упоминается Лидия, продававшая пурпурные ткани и имевшая собственный дом; характерно, что она была переселенкой из Малой Азии в Македонию (16:4). Были женщины-актрисы, в частности, участвовавшие в мимах; неоднократные упоминания в христианской литературе блудниц говорит о распространении и этой древнейшей профессии. Что касается женщин из верхов провинциального общества, то они активно стремились играть ведущую роль в жизни своего города. Многочисленные надписи упоминают знатных женщин в качестве благодетельниц полисов. Появляются такие титулы как "Дочь города" и "благодетельница полиса" (IGRR.III. 704), "Мать полиса" (МАМА. VIII.492); женщины эти обладали большими средствами, на которые возводили общественные сооружения, они занимали должности жриц императорского культа и местных божеств (например, Планкия Магна - демиург города, жрица императора и Великой матери), выступали в качестве агонотетов - организаторов празднеств (IGRR.IV.656); их провозглашали почётными председателями союзов, образованных вокруг гимнасиев (Ibid. III.584; IV.687). Женщины стремились проникнуть в мужские союзы: так, женские имена встречаются в списке герусии города Себасте (II в. н.э. - Ibid.IV.690), но их было очень мало, всего три. В отдельных случаях женщины пытались создавать свои объединения вокруг гимнасиев (вероятно, по образцу союзов старцев и "молодых"): в г. Дорилее (Малая Азия) существовала "гимнасиарх женщин" (Ibid. IV.522). Вопрос об участии женщин в частных религиозных союзах не вполне ясен. В некоторых уставах союзов оговорено разрешение присутствовать на празднествах женам членов союза, но сами они полноправными членами, по всей вероятности, не являлись. В объединения вокруг культа Диониса входили мужчины и женщины, но их собрания проходили раздельно. В I в. до н.э. в малоазийской Филадельфии был создан союз, куда на равных правах входили рабы и свободные, мужчины и женщины, но такие союзы были исключением. Такое положение было не только в античном обществе; в Кумранской общине женщины также не могли быть полноправными членами.

Честолюбивые стремления женщин разных слоёв наталкивались на стойкую традицию недопущения их к активной общественной и политической жизни, к таинствам мужских религиозных союзов. Не удивительно, что христианская проповедь, обращённая, по существу, ко всем социально или морально обездоленным, не разделявшая женщин и мужчин, нашла отклик в душах первых. Евангелия Нового завета позволяют говорить о том, что женщины занимали определённое место среди последователей Иисуса. Женщины сопровождают его, он исцеляет их, посещает их дома. В Евангелии от Луки рассказывается, что женщины, рыдая, провожали его к месту казни (Лк.23:28). Марк называет поимённо женщин, стоявших у креста, которые пришли с Иисусом из Галилеи и служили (διηκονουν) ему (Мк. 15:40-41). В дальнейшем, когда христианские экклесии появились за пределами Палестины, женщины продолжали к ним примыкать. В "Деяниях апостолов" и посланиях Павла упоминаются женщины-христианки, в том числе и поимённо. Христианство принимали супружеские пары (например, соратники Павла Акила и его жена Прискилла - ДА. 18-21); родственницы христианских проповедников (четыре дочери диакона Филиппа - ДА.21:9); в "Послании к римлянам" Павел приветствует некую Юнию, которую он называет своей родственницей, Нирея и его сестру (16:7,15). Судя по именам, среди женщин могли быть иудеянки (Мариам), возможно вольноотпущенницы (Юния и Юлия); имя Персида могло принадлежать рабыне (Римл.16). Но к христианам приходили и одинокие женщины, какой была Лидия - торговка, переселенка из Тиатир. Переселенкой, судя по имени, была и Дамарь, которая последовала за Павлом во время его проповеди в Афинах (ДА. 16:14; 17:34). Переселенки, лишённые традиционных связей, обретали в христианских общинах не только надежду на спасение, но и ощущение разрушенного единения как внутри небольшой реальной группы верующих, так и в братстве всех христиан, которые при всей своей малочисленности почитали себя жителями ойкумены. Интерес представляет ещё одна женщина-христианка, мать соратника Павла Тимофея: она была "уверовавшая" иудеянка, а муж её был эллином. Мы имеем дело здесь со смешанным браком, который был запрещён иудейскими религиозными нормами. Жена в таком браке должна была чувствовать себя отступницей, и христианство, ещё не порывавшее с иудаизмом, но уже создававшее новую систему ценностей, должно было дать ей точку опоры.

Портрет римлянки
Портрет римлянки. Рим. Около 400 г. н.э.

Среди женщин, последовавших за первыми христианскими проповедниками, были и те, кто происходил из высших слоёв общества: во всяком случае, этот факт особо подчёркивается в "Деяниях апостолов": так, в Фессалонике к Павлу и Силе присоединилось немало женщин "из первых" (в синодальном переводе - знатных -17:4); а в Берое уверовали, наряду с мужчинами "благородные" (των ευσχημονών, в синодальном переводе - почётные: 17:12; характерно, что оба эпитета отнесены только к женщинам). Можно предположить, что первыми из верхов городского населения восточных провинций к христианам приходили именно женщины.

Нехристианские источники также подчёркивают активное участие женщин в христианских экклесиях. Цельс упоминает о проповедях "глупым женщинам", о том, что собрания проводятся на женской половине домов (IV.55). Лукиан, рассказывая в своём сочинении "О кончине Перегрина", как его героя посадили в тюрьму за приверженность христианству, пишет, "Уже с самого утра можно было видеть у тюрьмы каких-то старух, вдов, детей-сирот" (имеются в виду христиане, стремившиеся помочь Перегрину) (Lucian.12).

Вероучительным обоснованием принятия женщин в христианские общины была идея об единении всех верующих во Христе, независимо от этнических, социальных и половых различий, сформулированная Апостолом Павлом: "Нет уже иудея, ни язычника (в греческом тексте - эллина); нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал. 3:28). Все различия свойственны земному, преходящему миру, и не имеют значения для мира Духа. В гностических учениях эта идея полного слияния мужского и женского нашла своё наиболее полное воплощение.

Единение во Христе и равенство в вере подразумевало и активную проповедническую деятельность христианок. В Послании к филиппийцам Павел обращается к двум женщинам - Евдокии и Синтихии и просит своего сотрудника помогать им, "подвизавшимся в благовествовании вместе со мною и с Климентом..." (4:22-3). Таким образом, можно думать, что эти женщины (а их имена упомянуты на первом месте в обращении Павла в четвёртой главе послания) проповедовали евангелие вместе с мужчинами. Женщины-христианки пророчествовали в собраниях христиан; так, обладали этим даром четыре дочери диакона Филиппа из Кесарии (он назван также "евангелистом" - ДА. 21:8-9). О том, что подобные пророчицы существовали и в других общинах, свидетельствуют слова Павла, который в Первом послании к коринфянам устанавливает правила поведения в молитвенных собраниях: в частности, женщины, молящиеся или пророчествующие, должны быть с покрытой головой (11:5). В экклесиях первых веков были диакониссы; к ним относится Фива, диаконисса "церкви Кенхрейской", которую просит принять Павел в Послании к римлянам и называет ее своей помощницей (16:1-2). Диакониссами были и рабыни-христианки, которых допрашивал Плиний Младший во время расследования дела о христианах в Вифинии (Х.96.8 - ministrae).

В харисматических общинах эмоциональность и экстатичность женщин должны были иметь благоприятную почву для выражения. Однако это создавало и определённые трудности для внутренней жизни христианских экклесий. В том же Первом послании к коринфянам, где Павел говорит о пророчествующих женщинах, он формулирует правила поведения во время молитвенных собраний. Таким правилом было требование жёнам молчать: "если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих, ибо неприлично жене говорить в церкви" (14:35). В Первом послании к Тимофею это требование повторено: "Жена да учится в безмолвии со всякою покорностью" (2:11). Историк христианской церкви М.Э. Поснов полагает, что эти положения "очень трудно примирить" с фактом признания Павлом пророчествующих женщин. Можно предположить, что пророчествовали только незамужние женщины (о дочерях Филиппа, в частности сказано, что они были девицы), но никаких ограничений для пророчеств ни в "Деяниях апостолов", ни в посланиях Павла не оговорено; мне кажется, что требование молчания не относилось к настоящим пророчицам; недаром после наставлений жёнам Павел добавляет: "Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни. А кто не разумеет, пусть не разумеет" (14:37-38). Но как традиционное отношение к женщине, так и открытое проявление эмоций, свойственное фанатично уверовавшим женщинам, лежали в основе стремления Павла упорядочить проведение собраний христиан. Вероятно, женщины претендовали и на руководство такими собраниями: в Первом послании к Тимофею (которое не все учёные относят к подлинным посланиям Павла, но, возможно, составленном после его смерти учениками), автор его пишет: "Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения" (2:8). Подчёркнутое пожелание, чтобы молитвы (перед собранием) возносили мужчины, говорит за то, что такой порядок ещё не стал правилом во всех христианских экклесиях.

Проблема женщин, конкретно, вдов-христианок затронута в Первом послании к Тимофею. Судя по этому посланию, на содержании общины находилось большое количество вдов, что было достаточным бременем, ложившимся на ограниченную казну общины. Автор послания полагает, что те, у кого есть родственницы-вдовы, должны сами о них заботиться, чтобы община могла "довольствовать истинных вдовиц" (5:16). По-видимому, для оказания помощи вдовам избиралась одна; она должна была соответствовать требованиям: быть не моложе 60 лет, будучи один раз замужем, известная по добрым делам, воспитавшая детей, принимавшая странников и т.п. Резко выступает автор послания против молодых вдовиц, которых не следует принимать (имеется в виду - на содержание). Такие вдовы, по словам автора послания, впадают

Женщина-христианка из катакомб
Изображение женщины-христианки из катакомб. Иордания. III в. н.э.

в роскошь в противность Христу; притом они, "будучи праздны, приучаются ходить по домам, и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны, и говорят, чего не должно" (5:11-13). Поэтому молодые вдовы должны вступать в брак, рожать детей, управлять домом. Разумеется, эти раздражённые слова в адрес молодых женщин совсем не отражают поведения всех - и даже большинства - христианок, но говоря о роли женщин внутри христианских общин, мы не должны забывать и о тех реальных конфликтах, которые порождало участие их в экклесиях наравне с мужчинами.

В течение II в. по мере складывания иерархической церковной организации женщины были оттеснены от активной проповеднической деятельности и религиозной службы. Это касается прежде всего того направления в христианстве, которое стало ортодоксальным, но в других течениях ΙΙ-ΙΠ вв., условно называемых еретическими, женщины продолжали играть значительную, а иногда и ведущую роль. Так, Тертуллиан, рассказывая о поведении еретиков, с возмущением пишет: "А женщины их чего только не позволяют? Они осмеливаются учить, вступать в прения, заклинать, обещать исцеление, и, может быть, и крестить" (Praescr. haer. XLI). В последнем Тертуллиан не был уверен; он ещё раз пишет о возможности совершения обряда крещения женщинами в другом сочинении (De bapt. XVII): "Некоторые жёны, как было указано, присвоили себе право учить. Неужели они будут настолько дерзки, что осмелятся также крестить?". Он называет и конкретных женщин, связанных с неортодоксальными учениями: так, он говорит об ученике Маркиона Апеллесе, который был соблазнён женщиной по имени Филумена и под её диктовку писал откровения (Praescr. haer. XXX). В этом случае, вероятно, можно думать не о простом "соблазнении", а о сознательной проповеди в паре, символизирующей единство мужского и женского начала, что явилось следствием гностических влияний.

В движении монтанистов, выступавших против епископальной церковной организации, большую роль играли женщины: пророчицы Прискилла и Максимилла, на которых, по их словам, сошёл Дух ("Параклет"). Возможно, они не только устно пророчествовали, но и записывали свои речения: во всяком случае, Ипполит, говоря о фригийской ереси, пишет что еретики получили "от них" (т.е. от Прискиллы, Максимиллы и Монтана) "божественные книги" (Philos. VIII. 19).

В III в. в капподокийской Кесарии возникло движение, возглавляемое женщиной. Суть этого движения неясна - о нём сообщил кесарийский епископ Фирмилиан Киприану (Cypr. Epist. XXV); известно, что эта женщина проповедовала от имени святого духа (т.е. тоже была своего рода пророчицей), сама совершала главные христианские таинства -крещение и евхаристию. Сила её внушения была такова, что к ней присоединились местный диакон и пресвитор. Сторонники ортодоксальной церкви объявили её орудием "нечистого духа", и движение, по-видимому, сошло на нет. Эти примеры показывают, что женщины занимали существенное место в тех течениях христианства, которые продолжали традиции харисматических общин. В рамках ортодоксальной организации женщины довольно долгое время продолжали сохранять свои позиции в качестве диаконисс, например, в сирийских церквах; диакониссы упоминаются в христианских надгробиях Малой Азии, где иногда они названы диаконами (МАМА. 1.194, 324, 383; VII. 91; VIII.64, 318). Женщины из высших слоёв общества, приверженные христианству, много сил и средств отдавали благотворительности на пользу церкви: на их землях сооружались подземные кладбища, в их домах собирались христиане и устраивались службы (так называемые tituli); впоследствии некоторые из таких владелиц были сделаны святыми (Сабина, Бальбина, Анастасия - в Риме; некоторые катакомбы также названы по имени тех, кто предоставил земельные участки - катакомбы Присциллы, Домитиллы, Коммодиллы, Агнессы, Оттавиллы и др.). Среди подобных женщин были, по всей вероятности, женщины замужние (в сочувствии к христианам подозревалась даже жена Диоклетиана), любовницы высокопоставленных лиц (например, Марция, любовница Коммода), но главными героинями христианской литературы II—III вв. становятся девственницы, готовые пожертвовать жизнью во имя сохранения своей чистоты. Новозаветное христианство вполне терпимо относилось к браку; ближайшие ученики Иисуса имели жён (например, Пётр, чью тёщу исцелил Иисус), а Павел в некоторых случаях даже рекомендовал вступление в брак. Однако для христианок, не имевших возможности реализовать себя в пророческом экстазе (ибо в ортодоксальной церкви от имени Бога выступали только клирики) подвиг воздержания становится своего рода сублимацией, трансформацией эмоционального влечения, с одной стороны, и стремлением к героической роли, с другой. Женская аскеза зародилась в христианстве, возможно, не раньше мужской, но именно эта аскеза раньше стала предметом восхваления и восхищения. Примером могут служить "Деяния Павла и Фёклы", созданные в конце II в. Хотя в названии апокрифа на первом месте стоит имя Павла, главной героиней этого произведения была Фёкла, страстная девственница, претерпевающая муки во имя сохранения своего девства. По своему жанру "Деяния Павла и Феклы" - любовный роман "наоборот", где место любви земной занимает любовь духовная, но обладающая столь же сильной эмоциональностью. Фёкла настолько любит своего духовного наставника Павла, что сам Иисус - чтобы поддержать её в минуты мук - принимает облик Павла (что могло показаться кощунственным многим читателям, но что достаточно точно отражало женскую психологию). "Деяния Павла и Фёклы" оставались любимым чтением христиан и были переведены на многие языки. В пассионах мучениц часто подчёркивается их девственность; существует серия христианских преданий о благочестивых девах, которые кончают самоубийством во времена Диоклетиана, чтобы не быть обесчещенными. Девственность была не только литературным образцом: Киприан говорит о существовании в христианских общинах дев, причём к девам относились только те, кто давал обет целомудрия (Epist. VII. 1). Таким образом, если во времена апостола Павла в экклесиях были "истинные вдовы", то в III в. появились "истинные девы".

Мы остановились только на некоторых аспектах проблемы, связанной с участием женщин в христианском движении первых веков его существования. Роль женщин в распространении нового учения бесспорна, но она менялась во времени и, как мы старались показать, ставила перед проповедниками и богословами сложные этические проблемы.

Источник
Tags: христианство
Subscribe

Posts from This Сommunity “христианство” Tag

  • О "столпе" Симеона Столпника.

    Симео́н Сто́лпник (около 390 — 2 сентября 459) — сирийский христианский монах, основоположник новой формы аскезы — столпничества.…

  • Иванушки International

    Пришло на ум провести параллели между арийскими пастухами-кочевниками, разрушившими цивилизацию Великой Богини, христианскими погромщиками,…

  • Миква?

    В паблике Древний Рим: Res publica Romana, среди остатков римского города Суфетула (Сбетла) в современном Тунисе, я обнаружил вот этот маленький…

  • Розанов и Розенберг.

    Гениальный русский философ Василий Розанов и идеолог германского нацизма Альфред Розенберг - что между ними общего? Одинаковое представление…

  • О женском священстве (5).

    Продолжение. Начало см. в " О женском священстве" и О женском священстве (2), О женском священстве (3) и О женском священстве (4).…

  • "Цари"-жрецы Кибелы.

    Про Монтана, основоположника раннехристианского движения монтанистов, рассказывают, будто он был жрецом Кибелы до своего обращения в христианство.…

  • Распятый за нарушение патриархальных устоев.

    Милосердие, сострадание, эмпатия и любовь - это качества Женского Начала. Но это же и качества Иисуса Христа! И вот что особенно интересно: Иисус…

  • О целибате.

    Как известно, католические священнослужители, в отличие от православных, должны соблюдать целибат (безбрачие). Википедия сообщает, что целибат…

  • Женщины и средневековая ересь.

    (Из книги Сильвии Федеричи "Калибан и ведьма") "Одним из наиболее важных аспектов движения еретиков является высокий статус, которым…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments