Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Конь-огонь.

изображение

Давно уже меня занимает это изображение на сосуде для вина, изготовленном этрусками в VII веке до н. э. Из лабиринта выезжают два всадника на конях.

Здесь для начала надо рассмотреть коня как метафору огня:

"В индуизме, при отправление культа, Agni часто сравнивали в гимнах Риг-Веды с упряжью коня, и сам Agni и неоднократно сопоставляется с конём: его запрягают, он мчится, его погоняют, им управляют при помощи узды культа. В пламени и дыму огонь возносит приношение богам.
...
На сравнение огня с конём в русских сказках обратил внимание Пропп, особо отметив поразительное совпадение этого персонажа с индийским Agni. Конь-огонь является с дымом из ноздрей, искрами из-под копыт большей частью красной масти, и выполняет функцию переноса героя в некое тридесятое царство, не суть земное. Георгий Победоносец изображается на коне именно красной масти (очень редко в иконографии изображается белая масть коня [белый — знак потустороннего мира]).

Сербские песни называют коня огневитым, и игрушечные кони у западных славян раскрашивают в красный цвет.
...
http://pagan.ru/slowar/kon-kak-emanaciya-ognya/

конь-огонь

Во-вторых, сюда надо присовокупить шаманского коня о восьми ногах.

шаманский конь

В древнескандинавской мифологии Слейпнир – конь с восьмью ногами, способный скакать с невероятной скоростью прямо по воздуху. Конь Слейпнир неоднократно упоминается в текстах Младшей и Старшей Эдды, он принадлежит Одину, богу-шаману.

Мирча Элиаде в своём исследовании "Архаические техники экстаза" сообщает:

"Конь" — прежде всего перевозчик душ и погребальное животное — используется шаманом в различных ситуациях как средство, помогающее достичь состояния экстаза, так сказать, "выйти из себя", благодаря чему оказывается возможным мистическое путешествие. Это мистическое путешествие предпринимается не обязательно ради Преисподней; "конь" позволяет шаманам подниматься также в воздух, достигать Неба. В мифологии коня преобладает не инфернальный, а скорее именно погребальный характер; конь является мифическим образом Смерти, поэтому он включён в идеологию и практику экстаза. Конь доставляет умершего в потусторонний мир; он осуществляет "прорыв уровня", переход из одного мира в другой, и именно поэтому он также играет первостепенную роль в некоторых видах мужского посвящения ("Mannerbunde" — "мужские союзы").

"Конь" — то есть шест с лошадиной головой — используется в экстатических танцах бурятскими шаманами и арауканскими мачи. Но pаспространённость экстатического танца на шесте-коне намного шире. У батаков, по случаю принесения коня в жертву в честь предков, четыре танцора танцуют на резных шестах, выполненных в форме лошади. На Яве и Бали конь также связан с экстатическим танцем. У гаро "конь" составляет часть ритуала сбора плодов. Туловище коня делается из побегов банана, а голова и ноги — из бамбука. Голова устанавливается на шесте, который держат так, чтобы эта голова находилась на уровне грудной клетки держащего. Мелкими шагами этот человек исполняет дикий танец, во время которого жрец, также танцуя, обращается к нему как к "лошади".

Элвин описывает аналогичный ритуал у муриев Бастара. У Великого бога гондов Линго Пена в святилище Семур-гаон есть несколько деревянных "лошадей". По случаю праздника в честь бога медиумы выносят их, используя для того, чтобы вызвать состояние экстатического транса, а также для гадания. "В Метаванде я в течение нескольких часов наблюдал странные прыжки одного медиума, который нёс на своей спине деревянного коня, представлявшего бога его рода, а в Бандапале, когда мы пробивали себе дорогу через джунгли для Манка Пандум (ритуального поедания манго), другой медиум, несший на спине воображаемого коня, подскакивал, переступал с ноги на ногу и брыкался перед моей медленно ползущей машиной на протяжении всего трёхкилометрового пути. Мне говорили, что он несёт на спине бога и не может перестать танцевать в течение нескольких дней. На свадьбе в Малакоте я видел медиума, сидящего на странном деревянном коне; на юге, в районе Дхурвы (Dhurwa), я видел другого медиума, совершавшего танец на подобном же деревянном коне. В обоих случаях, если что-то нарушало ход церемонии, наездник впадал в транс и тогда мог объяснить сверхъестественную причину беспорядка".

В другой церемонии, Лару Кай гондов-пардхан, "божественные лошади" выполняют экстатический танец. Вспомним также, что некоторые коренные народности Индии представляют своих умерших на коне: например, бхилы или корку вырезают на деревянных табличках фигурки всадников и устанавливают их возле могил. У муриа похороны сопровождаются ритуальными песнями, в которых идёт речь о прибытии умершего в потусторонний мир на коне. Рассказывается также о дворце, внутри которого находятся золотые качели и алмазный трон. Умершего привозит туда восьминогий конь. Известно, что восьминогий конь — типично шаманский атрибут. По бурятской легенде, молодая женщина берёт вторым мужем духа-предка шамана, и в результате этого мистического брака одна из её лошадей приносит жеребёнка о восьми ногах. Земной муж отрубает ему четыре ноги. Женщина кричит: "Ах! Это же была моя лошадка, на которой я ездила шаманкой!" — и, взлетев, исчезает, чтобы затем поселиться в другой деревне. Позже она стала духом-покровителем у бурятов.

Восьмикопытные или безголовые лошади зафиксированы в мифологии и обрядах германских и японских "мужских союзов". Во всех этих культурных комплексах многоногие кони или кони-привидения выполняют одновременно погребальную и экстатическую функции. С экстатическим танцем — но не обязательно "шаманским" — связан и деревянный конь ("hobby horse").

Но даже если "конь" не присутствует формально в ходе шаманского ритуала, он может быть представлен символически в виде шерсти белого коня, которая сжигается, или в виде шкуры белой кобылы, на которую садится шаман. Сжигание лошадиной шерсти равнозначно вызову магического животного, которое доставит шамана в мир иной. Бурятские легенды говорят о лошадях, которые доставляют шаманов в их новое обиталище. В одном якутском мифе "чёрт" переворачивает свой бубен, садится на него, трижды пробивает его своим шестом, и бубен превращается в трёхногого коня, который уносит его на Восток.

Эти несколько примеров показывают, в каком смысле шаманизм использовал мифологию и обряды, связанные с конём: переносящий душу погребальный конь облегчал достижение транса и экстатический полёт души в запретные края. Символическая "езда верхом" выражала расставание с телом, "мистическую смерть" шамана.
Tags: конь, лабиринт, огонь, символика
Subscribe

  • В лабиринте ведийской мифологии.

    О. Н. Куслий в статье " Божественный женский персонаж в контексте основного ведийского мифа" пишет: "Подвиг Индры [ 1] принято…

  • Бог Посейдон пришёл в Элладу с Енисея?

    Я в последнее время несколько раз встречался с гипотезой об алтайской родине праиндоевропейцев. Косвенные подтверждения этой гипотезы имеются в…

  • Об истоках жертвенной любви.

    С. Г. Фатыхов в статье " Матриархально-матрифеномменные истоки любви и её присобиологическая сущность" пишет: "С возникновением…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment