Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Размышления о демографии.

Вчера, переключая телеканалы в поисках чего-нибудь интересного, случайно наткнулся на сцену из жизни дельфинов. И был нимало удивлён тем, что сии твари, считающиеся чуть ли не разумными существами, оказывается, поступают с "дамами" совсем не "по-джентльменски". Даже кобели ведут себя по отношению к сукам более учтиво. Дело в том, что самцы дельфинов насильно "отбивают" самку от стаи и совершают групповое изнасилование. Говорят, они могут удерживать её в "сексуальном рабстве" от нескольких минут до нескольких недель и даже месяцев.

Это навело меня на определённого рода размышления.

В серии заметок -  Демографический парадокс, Разгадка "демографического парадокса" и Про Скандинавию, некогда бывшею "утробой народов" - я пытался понять и ответить на вопрос, отчего вдруг Скандинавия становилась "мастерской (officina) племён и утробой (vagina) народов", исторгая и извергая из себя бесчисленное множество людей. Или, например, район Алтайских гор, откуда шли на Запад многовековые "волны" кочевников.

Ответ подсказала телепередача. Очевидно, в Скандинавии, на Алтае и в других подобных местах мужчины обращались с женщинами примерно как самцы-дельфины с самками. Поэтому они без конца беременели и рожали. Таким образом происходили локальные демографические взрывы. Избыточное население приходило в движение и, как саранча, опустошало культурные страны.

Да, и здесь необходимо отметить закономерность: чем более "диким" является тот или иной этнос, тем более он тяготеет к патриархату, и наоборот, чем выше культурное развитие, тем больше элементов матриархата. Матриархат подразумевает уважение к женщине, а это значит, что мужчина лишь предлагает себя, а женщина выбирает. Понятное дело, что при таких условиях рождаемость не может быть высокой, так как женщина сама распоряжается своим телом и больше, чем ей надо, рожать не станет.

Далее. Наблюдая за животными, я заметил, что самки никогда не проявляют инициативы в сексуальных отношениях, они словно безразличны к сексу, зато самцы всегда занимают наступательно-агрессивную позицию. Например, коты приходят к кошкам и начинают орать дурным голосом, неотступно преследуют кошек, иногда даже кусают их. У меня была одна старая кошка, которая уже физически не могла родить, но кот всё равно хотел исполнить своё кошачье дело, а когда у него ничего не получилось после целой недели "ухаживаний", в саду началась драка. Там шерсть и слюни летели во все стороны, - я уж думал, что от моей кошки ничего не останется, - но ничего, пришла домой живая.

Эрот и его проделки

Здесь художник хорошо изобразил то, о чём я говорю: мальчишка Эрот одной ногой уже залез на девушку, пытается овладеть ею и пронзить её своей стрелой. Девушке всё это, может быть, и не нужно, но если она - добрая душа - уступит домогательствам Эрота, это обернётся для неё беременностью. Вот так и появляются на свет котята, щенята и... дети. Здесь, конечно, нет никакой любви, а лишь одна животная страсть.

И здесь мы подходим к самому парадоксальному заключению: любовь вообще никак не связана с размножением. Это подметил ещё Владимир Соловьёв. Приведу здесь небольшой отрывок из его гениального произведения "Смысл любви":

"В пределах животных, размножающихся исключительно половым образом (отдел позвоночных), чем выше поднимаемся мы по лестнице организмов, тем сила размножения становится меньше, а сила полового влечения, напротив, больше.

В низшем классе этого отдела — у рыб – размножение происходит в огромных размерах: зародыши, порождаемые ежегодно каждой самкой, считаются миллионами; эти зародыши оплодотворяются самцами вне тела самки, и способ, каким это делается, не позволяет предполагать сильного полового влечения. Из всех позвоночных животных этот холоднокровный класс несомненно более всех размножается и менее всех обнаруживает любовную страсть.

На следующей ступени — у земноводных и гадов — размножение гораздо менее значительно, чем у рыб, хотя по некоторым своим видам этот класс не без основания относится Библией к числу существ кишмя кишащих (шерец ширцу); но при меньшем размножении мы уже находим у этих животных более тесные половые отношения…

У птиц сила размножения гораздо меньше не только сравнительно с рыбами, но и сравнительно, например, с лягушками, а половое влечение и взаимная привязанность между самцом и самкой достигают небывалого в двух низших классах развития.

У млекопитающих — они же живородящие — размножение значительно слабее, чем у птиц, а половое влечение хотя у большинства менее постоянно, но зато гораздо интенсивнее.

Наконец, у человечка, сравнительно со всем животным царством, размножение совершается в наименьших размерах, а половая любовь достигает наибольшего значения и высочайшей силы, соединяя в превосходной степени постоянство отношений (как у птиц) и напряженность страсти (как у млекопитающих).

Итак, половая любовь и размножение рода находятся между собой в обратном, отношении: чем сильнее одно, тем слабее другая. Вообще, все животное царство с рассматриваемой стороны развивается в следующем порядке. Внизу огромная сила размножения при полном отсутствии чего-нибудь похожего на половую любовь (за отсутствием самого деления на полы); далее, у более совершенных организмов, появляется половая дифференциация и соответственно ей некоторое половое влечение – сначала крайне слабое, затем оно постепенно увеличивается на дальнейших степенях органического развития, по мере того, как убывает сила размножения (т. е. в прямом отношении к совершенству организации и в обратном отношении к силе размножения), пока, наконец, на самом верху – у человека – является возможной сильнейшая половая любовь, даже с полным исключением размножения".

Получается, что чем более человечными становятся люди, тем менее они размножаются.

Tags: демография, животные, этология
Subscribe

Posts from This Сommunity “демография” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments