Ophelia Florentes (venetus_pallium) wrote in holy_matriarchy,
Ophelia Florentes
venetus_pallium
holy_matriarchy

Category:

Теория о титуле хёльги



Жили и "ходили на дело" варяги росы ватагами под предводительством вождей-жрецов хёльгов (hölg), что вообще характерно для древних германцев. Но, кажется, в отличие от последних у росов женщина тоже могла быть хёльгой. Может быть это савроматское наследие времен Руси Первой - амазонки, пересевшие на ладьи, а может быть просто следствие бездомности и скитальческой жизни. Как бы то ни было, одна хёльга попала в летописи в качестве "княгини Ольги", а все хёльги-мужчины оказались в ПВЛ скопом под общим именем Олега, вследствие чего "вещий князь" умудрился прожить сверхдолгую жизнь и упокоиться в трех разных местах: Киеве, Ладоге и Бердаа. (Настоящим именем летописной Ольги, могло быть Фрида.)

Вот как описывает Г. Лебедев появление в Швеции варягов росов:
"В Упланде на озере Мелар есть остров Хёльге, заселенный с III века н.э. В середине I тысячелетия он приобретает неаграрный характер. Судя по составу импортов, поселение уже в VII веке было включено в систему связей, охватывающую практически весь континент и выходившую за его пределы... В этой округе начиная с рубежа VI-VII веков распространяется обряд ингумации в ладье, который бытовал до середины XI века, то есть до конца эпохи викингов. Уже в первых по времени упландских комплексах новый ритуал представлен в сложившемся виде и остается неизменным на протяжении всего вендельского периода. В Упланде ингумации в ладье составляли в VII-VIII веках небольшие замкнутые кладбища. В могилах вендельского времени похоронены только мужчины. В эпоху викингов появились и погребения женщин... Упландские ингумации в ладье вендельского типа выступают как погребальный обряд немногочисленной, но господствующей социальной группы".

Название острова - Хёльге, и его неаграрный, то есть купеческий характер с системой связей, охватывающей весь континент, и, наконец, обряд ингумации в ладье, появившийся сразу в сложившемся виде.
Лебедев считает погребения династическими могильниками местных вождей, а генезис обряда неясным. Еще бы ! Если это местные вожди, то почему вдруг в ладье ? Да потому что эти "местные вожди" - на самом деле потомки хёльгов мореходов росов. Если это местные язычники, то почему ингумация, а не кремация ? Да потому что варяги росы - выходцы из эллинистического мира. Не однажды крещенные и перекрещенные и не однажды отвернувшиеся от христианства, они в зависимости от условий пользовались и языческими и христианскими обрядами захоронения.
Обратите также внимание на женские погребения, которые могут служить косвенным доказательством того, что у варягов росов в поздний период женщины тоже были хёльгами.

Вдова ольга Игоря, перенявшая после гибели мужа его титул и таким образом ставшая ольгой, завладела каким-то личным доменом на Киевщине с резиденцией либо непосредственно на киевской Горе, либо, что более вероятно, в Вышгороде, который ПВЛ называет "Ольгиным городом". В этом домене она образовала нечто вроде царства амазонок. О последнем можно догадываться по тому, что во время её "документированного" Константином Багрянородным в трактате "О церемониях византийского двора" визита в Константинополь "архонтиссу Эльгу" сопровождал большой, исключительно женский эскорт из
множества "приближённых родственниц-архонтисс".
Относительно этих "родственниц" Ольги, число которых доходило до шестнадцати во время одного из императорских приёмов и которые размерами денежных подачек приравнивались к "людям" княгини, С. Цветков высказал любопытное соображение. Обоснованно отметя предположения о том, что это были сёстры Ольги, либо жёны её братьев или других архонтов Руси, он остановился на единственно возможном разумном объяснении такого количества незамужних женщин в ольгиной свите: "...простое и самое естественное предположение, что "архонтиссы" были жёнами Игоря, расставляет всё по местам: получает объяснение и их титул, и занимаемое ими высокое положение,... и неопределённость их родства с Ольгой (ср. характерное выражение Константина: "родственные ей архонтиссы": христианский государь, понятно, затруднился точнее определить, в какой степени родства находятся между собой Ольга и прочие жёны Игоря), и отсутствие упоминания об их мужьях". Тут трудно не согласиться с Цветковым. Ольга вместе с верховной властью и титулом ольга-кагана унаследовала от мужа его гарем. Кроме гарема в многочисленной свите русской архонтиссы наличествовало только два лица мужского пола: переводчик и таинственный анепсий - то ли её пасынок Святослав, то ли какой-то нам не известный племянник. К огромному нашему сожалению, словоохотливый император в своём объёмистом труде слишком зациклился на милых его сердцу формальностях придворных церемоний, они занимали его гораздо больше, чем высокопоставленная гостья, сопровождавшая её делегация и вся далёкая варварская Русь.

Из работ Владимира Егорова.
Tags: Древняя Русь, Скандинавия, языкознание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments