Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Немного о критском матриархате.

Peter Gelderloos writes in Worshiping Power, “[The Cretans] were, if not matriarchal, non-patriarchal, with almost exclusively female deities and female or trans priestesses.”[6]
Питер Гелдерлоос пишет в книге «Сила поклонения»: «[Критяне] были, если и не матриархальными, то и не патриархальными, с почти исключительно женскими божествами и жрицами-женщинами или трансгендерами» [6].

Looking at Minoan artifacts, the early twentieth-century archaeologist Arthur Evans found that there were few if any male gods and that a female divinity named Rhea had the highest status in the religious pantheon.[3] Crete's artwork most frequently portrayed women in positions of power.[4] The philosopher Heide Goettner-Abendroth considers Crete to be a matriarchal society, which she defines as having “true gender-egalitarian relations.”[5]
Глядя на минойские артефакты, археолог начала двадцатого века Артур Эванс обнаружил, что богов-мужчин было немного, если они вообще там были, и что женское божество по имени Рея имело высший статус в религиозном пантеоне [3]. На фресках Крита чаще всего изображались женщины, занимающие доминирующее положение [4]. Философ Хайде Гёттнер-Абендрот считает Крит матриархальным обществом, которое она определяет как имеющее «истинные гендерно-эгалитарные отношения» [5].

Scholars say female-oriented religion and art do not, by themselves, imply gender equality or matriarchy in actual social relations. However, Graeber points out, “No one has ever managed to produce an example of a patriarchal society in which artistic representations focus nearly exclusively on images of powerful women, mystical or otherwise, either.”[7]
Учёные говорят, что ориентированные на женщин религия и искусство сами по себе не предполагают гендерного равенства или матриархата в реальных социальных отношениях. Однако, отмечает Грэбер, «Никому ещё не удавалось создать пример патриархального общества, в котором художественные представления были бы сосредоточены почти исключительно на изображениях могущественных женщин, духовных или светских» [7].

Graeber concludes, “It's hard to avoid the conclusion there's some kind of profound patriarchal bias here at play.”[8] Similarly, Goettner-Abendroth contends: However, precisely because archaeological findings provide evidence, this dis- cipline is held under strict patriarchal control, as can be seen in the way archaeol- ogists who break with patriarchal ideology are treated... In spite of the first-rate cultural-historical understanding possessed by Evans—in contrast to later archaeologists—his interpretation of Minoan culture has been sidelined. At first, the search began for an omnipotent king in Minoan culture, the “Big Man,” around whom the society must have revolved—but who is not to be found there.[9]
Грэбер заключает: «Трудно избежать вывода, что здесь мы имеем дело с каким-то глубоким патриархальным отклонением» [8]. Точно так же Гёттнер-Абендрот утверждает: Однако именно потому, что археологические находки предоставляют доказательства, эта дисциплина находится под строгим патриархальным контролем, что видно по тому, как обращаются с археологами, которые порывают с патриархальной идеологией ... Несмотря на первоклассное культурно-историческое  понимание, которым обладал Эванс - в отличие от более поздних археологов, - его интерпретация минойской культуры была отодвинута на второй план. Сначала начались поиски всемогущего царя в минойской культуре, «большого начальника», вокруг которого должно было вращаться всё общество, но его там не оказалось [9].

Источник

Tags: Крит
Subscribe

Posts from This Сommunity “Крит” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments