Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

"Серая магия" строителей мегалитических комплексов.

Продолжая тему мегалитического творчества, вновь обратимся к труду Э. Л. Лаевской "Мир мегалитов и мир керамики". Она говорит, что за циклопическим строительством стояла та же самая идея, которая вдохновляла мастеров эгейской вазописи.

"Мегалитические постройки возникают в новокаменный период, но расцвет их приходится на энеолит и век бронзы, а в Ирландии и Скандинавии они продолжают использоваться и в I тысячелетии до н. э. Пещерные погребения сохраняются на этапе перехода от камня к металлу. Однако проснувшийся для созидания обособленной изобразительной цельности человек этим не довольствуется. Он создаёт искусственную пещеру как таковую, а затем её замену в цисте, дольмене, грубо сложенном толосе. Да, любая форма мегалитической гробницы есть прежде всего имитация пещерного пространства [1], что, естественно, особенно чувствуется в интерьере. Если снаружи камни образуют какое-то подобие конструкции, хотя бы и сверхчеловеческой, то внутри необработанная поверхность плит и земляной пол рождают иллюзию абсолютной непричастности творческого разума к возникновению этого вместилища смерти. <...> Циста или дольмен воспроизводят лоно, где сходятся концы и начала бытия. Недаром наиболее древнее положение усопшего — скорченная поза, подобная позе зародыша, — прослеживается в западноевропейских захоронениях на всём протяжении существования мегалитов. В скальных гробницах с шахтовым ходом выражается, по-видимому, более сложное смысловое решение — прохождение человека по путям, ведущим к лону богини, в котором покоится всё тот же умерший — рождающийся [2].

Возникает новый вариант сакрального пространства, стадиально сходный с восточным, но образно ему противоположный. Идея всеобъемлющего женского чрева воплощена и в интерьерах святилищ Чатал-Хююка, и в гончарном творчестве. Совершенным выражением её может служить ритуальная кикладская «сковорода», где море, покрытое спиралями-волнами, и зарождающаяся жизнь-корабль существуют внутри материнской утробы — вселенной. Кстати, и хронологически — III тысячелетие до н. э. — эгейский сосуд совпадает с развитым периодом мегалитики. Но какое несходство во всём — в способе выражения, в материале, в изобразительной концентрации образа. Кикладский мастер создаёт соразмерную человеку вещь и одновременно умопостигаемую модель космоса. Строитель гробницы имеет дело с колоссальными реальными массами, действенно преобразует пространство и вынуждает человека вступать с этим пространством в непосредственный контакт.

Человек продолжает творить в искусстве свою «новую реальность». Теперь он уже не довольствуется имитацией пещеры- чрева. Он воспроизводит и гору-скалу, с которой она природно связана. Но и это ещё не все. Строитель включает в подвластную ему территорию прилегающее пространство, отгораживая священный участок насыпью и рвом. Все элементы мира присутствуют в этом акте художественного преображения реальности: камень как основной структурный материал — в кромлехе, дромосе, гробнице; земля, уподобленная в насыпи камню; вода опоясывающего погребальный холм рва; дерево, из которого часто сделано собственно вместилище для умершего [3]. Если в палеолитическую эпоху камню уподобляли кость и глину, то теперь ему служат, его окружают, в него вмещаются и прочие составляющие ожившей после оледенения природы. Приоритет камня, тяга к необработанной его первозданности обращены в прошлое — к традициям каменного века. Способность к сложному преобразованию и конструированию, «сделанность» и завершённость результата коренятся в общей направленности художественной культуры бронзового века. Как ни непохожи холмы смерти Западной Европы на глиняные изделия Малой Азии III тысячелетия до н. э., основа у них одна — стремление не к подражательности, а к «искусственности», к искусству как таковому".

Итак, согласно Э. Л. Лаевской, мегалитическое "столпотворение" есть своеобразная форма искусства. Есть "искусство малых форм", нашедшее своё выражение в росписи керамики, и есть "искусство больших форм", воплотившееся в мегалитическом творчестве.

В связи с этим мне вспомнилось определение хозяйственной деятельности человека как "серой магии", данное С. Н. Булгаковым: "хозяйственный труд есть серая магия, в которой неразъединимо смешаны элементы магии белой и чёрной, силы света и тьмы, бытия и небытия". "Хозяйственный труд есть мощь, – магия этого мира; искусство же перед лицом мира бессильно и безответно. Хозяйство активно воздействует на мир, киркой и мотыгой оно разрыхляет и перепахивает его «землю», искусство же оставляет её незатронутой и лишь создаёт на земле или над землёю свой особый мир красоты. Хозяйством создаётся «богатство», «цивилизация» с её наукой, промышленностью, войной, в этом смысле им делается история, как и возвещает об этом философствующий хозяйственный магизм, «экономический материализм». Искусство же остаётся залётным гостем в этом мире, который оно только тревожит вестью о мире ином" (Источник).

Хозяйственная "серая магия", конечно, была присуща в неолите и Востоку, - недаром же первые протогорода появились в Анатолии и Сирии, и недаром они так сильно похожи на некрополи, что я одно время думал о Чатал-Хююке как о "городе мёртвых". Но, как говорится, всё познаётся в сравнении: маленькие глиняные кирпичики анатолийского поселения - это не многотонные камни Стоунхенджа. А так, в принципе, идея Чатал-Хююка угадывается и на Западе. Как говорит Лаевская, "к погребальным постройкам примыкают укреплённые жилые поселения, а позже — и настоящие крепости. Однако и в смысле численного перевеса, и в смысле стилистической проявленности архитектура Западной Европы эпохи неолита и бронзы — это прежде всего архитектура погребальная".

Это напоминает мне приснопамятный СССР. В стране был дефицит маленьких вещей, годных в домашнем хозяйстве, зато было изобилие всяких огромных строений. Часто прямо в поле строился какой-нибудь новый гигант металлургии, а люди рядом жили в бараках, почти как в каменном веке. В культуре мегалитов жилые поселения примыкали к погребальным постройкам, а в СССР примыкали к "стройкам века".


Магнитка
колготки
Цена одной пары женских колготок в СССР равнялась 3-дневному заработку инженера (15 рублей). При том что они были ещё постоянным "дефицитом", который нужно было "доставать" "по блату", а в случае появления в свободной продаже за ними выстраивались стометровые очереди... А в это время атомные ледоколы бороздили Арктику и ракеты запускали в космос. Танки "клепали" как пельмени, а кукурузных палочек детям не могли наделать.
--------------------------------------------------------------------------------------------
[1] Это мнение существует в науке ещё со времён Г. де Мортилье.
[2] Как верно заметил yyprst, "воскрешение — цель всех древних построек".
[3] Отсюда — и наш, доживший до XX в. н. э. обычай полагать тело не просто в могильную яму, но в деревянный гроб.
Tags: мегалиты
Subscribe

Posts from This Сommunity “мегалиты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment