Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Мифологема коровы как родительницы мира.

Доктор филологических наук Н. А. Криничная в своей статье "Водяная корова в севернорусской мифологии" анализирует мифологические рассказы о неких водяных коровах на Русском Севере. "Они выходят из глубин реки / озера / океана на остров или берег, пасутся на заливных лугах, а при появлении человека вновь скрываются в пучинах водоёма. Обозначенный нарратив, несомненно, носит универсальный характер. Близким аналогом севернорусской бывальщине служит мифологический рассказ, зафиксированный в соседствующих финно-угорских традициях: карельской, вепсской, финской, коми.

Характерно, что в севернорусской традициях водяные коровы выходят из озёр, прудов, рек обычно летом, в тёплые летние ночи. А лето символизирует тепло и свет, без которых невозможна жизнь на земле. Именно они преодолевают мрак и холод ночи, ассоциируемой с предбытием: «Посредине этого озера есть островок, куда в тёплые летние ночи выходят из воды четыре коровы» [1]. Глубина подобных озёр не поддаётся определению в обыденных категориях. Ведь речь здесь идёт не просто о реальной глубине реальных озёр. Бездонные водоёмы служат, по сути, метафорой самой бездны, имеющей бинарную символику [2]. Это точка, «откуда всё происходит, а с другой стороны, место, куда всё возвращается» [3]. Озеро, из которого выходят коровы, не только бездонное, но и круглое. Изображение такого водоёма некими неисповедимыми путями соотносится с представлениями о первозданных водах с островком посередине: «Около Мегры есть небольшое круглое озеро, а посередине островок. На этот островок летом из воды выходят четыре коровы» [4].


Само определение круглое, которым характеризуются сакральные озёра (в их числе и легендарный Светлояр), актуализирует представления о совершенных формах, таящих в себе мистический смысл [2]. Магический круг призван и в данном случае разграничить два разнородных пространства, одно из которых заключено в самом круге, а другое находится за его пределами. Это знак присутствия в сиюминутной обыденности иного, сакрального пространства. Такое пространство
существовало с «начала времён», когда мирозданию ещё только предстояло возникнуть из первородных вод.
Островок же, возникший посредине круглого озера, знаменует собой зачаток земли, имеющий потенцию к разрастанию, а впоследствии – к периодическому возрождению, обновлению.

Зооморфный персонаж, появившийся на островке посреди вод, это обычно не кто иной, как демиург. В этом свете и корова, вышедшая из круглого бездонного озера на островок, также осмысляется в качестве творца земли и – шире – Вселенной. Характерно, что водяная корова обычно комолая, то есть безрогая. Данный устойчивый признак заставляет нас предположить, что корова в этом космогоническом мифе вытеснила свою архаическую предшественницу – самку лося. Не случайно в некоторых архаических традициях (например, в эвенкийской) в виде огромной лосихи представлялась сама хозяйка Вселенной [5]. Остальные признаки водяной коровы: большая, чрезвычайно большая, рослая, тучная, гладкая, очень сытая и непременно дойная – определяют её как средоточие обилия и плодородия. Тем самым корова изображается здесь как создательница Вселенной. «Корова создала при своём рождении этот мир, когда выдоила своё молоко» (Ригведа. X. 61)".

По сути, здесь мы наблюдаем процесс мифотворчества у крестьян Русского Севера. Причём, в основном мифотворцами были неграмотные крестьяне, которые книг не читали и, естественно, не знали, что, например, в германо-скандинавской мифологии первое живое существо, инеистый великан, из которого создан был мир, назывался Имир, а выкормила Имира (и всех его потомков) корова Аудумла.


Аудумла
The creation myth according to Germanic mythology: Ymir, the first giant, suckles at the udder of Auðumbla, who licks Búri, the father of the gods, from the ice. Painting (1790) by Nicolai Abraham Abildgaard.

Сама Аудумла питалась тем, что лизала солёные глыбы на границе Нифльхейма, где обитает богиня Хель. От тепла языка Аудумлы из глыбы солёного льда появился Бури, прародитель асов.


Аудумла и Бури
Аудумла освобождает Бури от льда.

Это лишний раз подтверждает, что как письмо подчиняется грамматике, так и у мифотворчества имеются свои законы. Поморские мужики и бабы, конечно, ничего не ведали о тех законах, но, тем не менее, их мифотворчество XlX века как-то само собой укладывалось в канву более древних мифов.

"Как повествуется в рассматриваемой бывальщине, - далее пишет Н. А. Криничная, - мифическая пастьба водяных коров длится до тех пор, пока к ним не приблизится человек. Несмотря на то что действие, изображаемое в этом нарративе, происходит в «начале времён», рассказчики неизменно помещают очевидца происшествия в своё либо не в столь отдалённое время: они рассматривают происходящее как очередную репрезентацию акта сотворения Вселенной. При попытке человека приблизиться к вышедшим из воды коровам озеро проявляет признаки живого существа: оно «ужасно взволновалось», из его глубин послышался свист. По этому сигналу коровы немедля бросаются в воду.

Появление человека у озера в момент сотворения либо перевоссоздания мира приходится, надо полагать, на неурочное время. В результате течение магического процесса нарушается. Коровы, которые одновременно и творят, и персонифицируют землю, где они пасутся, вынуждены скрыться в глубинах вод, откуда они вышли. Круг замыкается, конец совмещается с началом, чтобы творение могло в очередной раз повториться в том виде, в каком оно происходило изначально".

---------------------------------------------------------------------------------------
[1] Петров К. Народные предания в Олонецкой губ. // Олонецкие губернские ведомости. 1860. № 2. Часть неофициальная. С. 102–103.
[2] Криничная Н.А. Русская мифология: Мир образов фольклора. М., 2004. С. 744–745.
[3] Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов. М., 1996. С. 34.
[4] Ончуков Н.Е. Северные сказки (Архангельская и Олонецкая гг.). СПб., 1908. (Зап. Имп. Русского географического об-ва по отделу этнографии. Т. 33). С. 499–500.
[5] Анисимов А.Ф. Религия эвенков в историко-генетическом изучении и проблемы происхождения первобытных верований. М.– Л., 1958. С. 29.

Tags: корова, мифология
Subscribe

Posts from This Сommunity “корова” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments