Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Герои "Илиады" как марионетки Судьбы.

Пелевин

Молодой Виктор Пелевин очень похож на меня в том же возрасте. Но внешнее сходство ни о чём не говорит. Я не чувствую какой-либо духовной близости к Пелевину. Хорхе Луис Борхес - совсем другое дело; если б мне предложили на выбор прожить другую жизнь в чьей-то "шкуре", я бы конечно выбрал "шкуру" Борхеса.

Сегодня начал читать "Греки и иррациональное" Э. Р. Доддса.

"Любое человеческое сознание, каким бы высоким ни было его интеллектуальное развитие, содержит в себе неискоренимую первобытную основу" (Леви-Брюль).

Начинает Доддс с описания того божьего искушения, или, точнее, слепой страсти (аmе), которая побудила Агамемнона возместить похищение у него наложницы похищением наложницы у Ахилла. «Не я, О ахейцы, - заявил он впоследствии, -
виновен; Зевс Эгиох и Судьба, и бродящая в мраках Эриннис: / / Боги мой ум на совете наполнили мрачною смутой / /
в день злополучный, как я у Пелида похитил награду. / / Что ж бы я сделал? Богиня могучая всё совершила, / / Дщерь громовержца, Обида, которая всех ослепляет, / / Страшная...

И Доддс приводит
много других эпизодов из "Илиады", в которых говорится, что «боги», или «бог», или Зевс мгновенно «отнимали» («разрушали», «околдовывали») человеческий разум.


Когда читаешь Гомера, поражает тот факт, что его герои, со всей присущей им жизненной силой и деятельной энергией, при любом повороте событий чувствуют себя не свободно действующими субъектами, а пассивными орудиями либо жертвами иных сил... человек чувствует, что даже его собственные эмоции от него не зависят. Мысль, чувство, побуждение приходят к нему извне; он совершил поступок, — теперь он радуется или сокрушается. Кто-то из богов вдохновил его или ослепил его. Он был богат, потом стал беден, возможно даже, попал в рабство; он умер от болезни или погиб в сражении. Это было предрешено свыше, его доля была отмерена задолго до того. Пророк или жрец мог бы узнать об этом заранее; обычный человек мало понимал в знамениях, но увидев, что древко его знамени перебито или что преимущество на стороне врага, мог прийти к выводу, что Зевс предопределил поражение ему и его товарищам. Тогда он прекращал сражение и обращался в бегство (Onians, 1951, с. 302).

У Гомера есть ряд пассажей, где неразумное, бессмысленное поведение понимается как аmе. Всегда, или почти всегда, аmе есть состояние сознания - временное омрачение или одичание нормального сознания. Фактически это кратковременное умопомешательство, и, подобно любому другому виду безумия, оно объясняется не с помощью физиологических или психологических причин, а через внешнюю «демоническую» деятельность. В «Одиссее», правда, причиной аmе объявляется чрезмерное потребление вина; подтекст, однако, подразумевает не столько то, что аmе может быть произведено «естественным» путём, сколько то, что вино содержит в себе нечто сверхъестественное или демоническое. Начиная с этого особого случая, источник аmе (если он, конечно, уточняется) почти всегда связывается со сверхъестественными существами.

Следует сказать и о силах, пробуждающих аmе. Агамемнон упоминает не одну, а три силы: это Зевс, мойра и Эринии, бродящие в темноте (или, по другой, видимо, более ранней версии, Эринии, которые лижут кровь). <...> По всей видимости, сложный комлекс мойра - Эриния - аmе имел глубокие корни и, возможно, был более архаичен, чем представление о приписывании аmе деятельности 3евса.

Интересно, что в "Илиаде" существуют описания особого рода «психической интервенции», родственной одержимости скандинавских берсерков. В «Илиаде» типичным примером является передача меноса во время битвы,например, когда Афина вкладывает тройную «порцию» меноса в грудь своего протеже Диомеда. Когда человек чувствует менос в своей груди или когда, «спёршись, дыханье / / Коснулось в ноздри его», он ощущает необъяснимый прилив энергии; жизнь бурлит в нём, и он полон необычайной уверенности и рвения. Часто, хотя и не всегда, передача меноса осуществляется как отклик на мольбу. Но он подчас намного спонтаннее и инстинктивнее, чем то, что мы называем «решением», ибо и животные способны обладать меносом; для его описания используется понятие всепожирающей силы огня. В человеке это жизненная энергия, «пыл», который, редко присутствуя в готовом виде, обычно приходит и уходит таинственным образом, причём (что следует отметить) когда ему вздумается. Иногда менос может быть пробуждён с помощью речи; в других случаях его вспышка объясняется просто тем, что бог «вдохнул» его в героя или «вложил его ему в грудь».

Это паранормальный опыт. И люди в состоянии божественно ниспосланного меноса ведут себя в какой-то степени паранормально. Они могут с лёгкостью исполнить труднейшие подвиги, что считается традиционным признаком божественной мощи. Они даже способны, как Диомед, безнаказанно сражаться с богами, т. е. совершать поступки, чреватые огромной опасностью для людей в нормальном состоянии. Фактически они временно становятся чем-то большим (или, может быть, меньшим), нежели человек как таковой. Люди, получившие менос, в «Илиаде» несколько раз сравниваются с рыкающими львами; но самое впечатляющее описание этого состояния содержится в книге, где Гектор становится неистовым, с пеной у рта, с горящими глазами. От таких примеров остаётся лишь один шаг до идеи реальной одержимости; однако этот шаг Гомер не делает.

Tags: Греция, одержимость, судьба
Subscribe

Posts from This Сommunity “Греция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments