Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Проявления архетипа Великой Матери в современном искусстве.

О. А. Бойко в статье "ПРОЯВЛЕНИЯ АРХЕТИПА ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ В МОДЕРНИСТСКОМ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ XX ВЕКА" говорит, что Н. К. Рерих наступающую эпоху называл эпохой Женщины. Её образ для мыслителя являлся олицетворением культуры, мира и духовного начала. Это нашло своё воплощение в художественных произведениях Н.К. Рериха. Так, его известная картина «Матерь мира» 1930 г. наполнена глубоким символизмом.

Н.К. Рерих. Матерь Мира.

"Матерь Мира представляет собой образ вечной женственности, всё оживляющий, великое творческое начало жизни, известное всем народам на земле. На картине творческое начало Матери символизирует её плат, богато украшенный изображениями растений и животных. Её лицо частично закрыто от зрителя покрывалом, что олицетворяет великую тайну духа и её некоторую закрытость от помрачённых глаз нравственно отпавших чад. Руки Матери Мира, сложенные у самого сердца в открытом, будто благословляющем жесте, показывают великую любовь ко всему живому. Сине-голубая и лиловая цветовая гамма, окутывающая фигуру Матери, подчёркивает её небесно-духовный, философский, космический характер. Несмотря на множество атрибутов, отсылающих к иконописному облику Богородицы (поза, величественность, алая и голубая цветовая гамма в одежде, наличие известного ещё в римских катакомбах символа рыбы, крест Константина у подножия её невидимого небесного трона, двух молящихся по нижним углам картины), в исполнении знатока индийской культуры образ Матери Мира имеет очень много черт восточной богини, будто явившейся взору во время медитации с мандалой. В частности, это подчёркивается её восседанием на горе (восточном символе медитации и духовности), отделением её фигуры от земного мира рекой (священные реки Индии) и многими другими чертами".

Сын Николая Константиновича, Святослав, пошёл по отцовским стопам, что мы видим на его картине 1923 г. «Розы сердца» или по другому названию «Мадонна роз (Княгиня Ольга)».


С.Н. Рерих. Розы сердца (Княгиня Ольга).

С.Н. Рерих. Розы сердца (Княгиня Ольга)

О. А. Бойко говорит, что натурщицей для этой картины была возлюбленная художника Руфь Пейдж, которую он боготворил, судя по его словам в письме к ней: «Всё моё творчество посвящено тебе. Для меня ты – мой Бог, такой далёкий и в то же время такой близкий» [1].

Следующим транслятором архетипа Великой Матери в модернистском искусстве XX в. является мексиканский художник и политический деятель Диего Ривера. В его творчестве мы видим соединение темы революции и мотивов культуры и искусства угнетённых коренных мексиканцев – индейцев. Иллюстрацией этих особенностей его искусства является фрагмент росписи Национальной школы сельского хозяйства в Мексике (в здании бывшей церкви) «Освобождённая Земля», выполненный в 1926 г. Символично, что данный элемент росписи находится именно на восточной (бывшей алтарной) стене здания и представляет собой смысловой центр всей фресковой композиции.


Д. Ривера. Освобожденная Земля, 1926 г.
Д. Ривера. Освобождённая Земля, 1926 г. Фрагмент росписи Национальной школы сельского хозяйства в Мексике.

Землю воплощает огромная фигура беременной женщины, которая, подобно скульптуркам «палеолитических венер», олицетворяет плодородие. В правой руке Земля держит росток будущего дерева, поддерживая и питая всю растительность. Красная фигура мускулистого мужчины со вздыбленными вверх оранжевыми волосами и с факелом в руке, вырастающая из кратера вулкана, олицетворяет огонь. Пышная женщина рядом с клубящимся синим вихрем воплощает воду. Её ниспадающие шикарные длинные волосы ассоциируются с волнами на водной глади. Все стихии мира выступают в соработничестве с Матерью-Землёй. Благодаря прогрессу, некогда бесконтрольные, хаотические силы природы (Земли) теперь служат человеку.

Тема материнского архетипа становится одним из важнейших сюжетов жены Диего Риверы, знаменитой мексиканской художницы Фриды Кало, которая воплощала в картинах собственные телесные и душевные страдания из-за тяжелейшей травмы позвоночника вследствие автокатастрофы. Ф. Кало в своём искусстве часто обращается к древнемексиканским корням, что заметно, например, в её картине 1937 г. «Моя кормилица и я».


Ф. Кало. Моя кормилица и я

Ф. Кало. Моя кормилица и я.

Биографическая символика этой работы связана с тем фактом, что когда Ф. Кало родилась, её мать не могла вскормить её молоком и для этих целей была приглашена кормилица-индианка. Когда художница выросла, она не помнила лица той женщины, но с благодарностью говорила, что её вскормила сама Мексика [2]. На картине мы видим монументальную фигуру кормилицы, лицо которой спрятано за маской. Это придаёт женщине черты древнего идола. В руках кормилицы мы видим младенца с чертами лица взрослой художницы. Тем самым подчёркивается, что представленное кормление происходило не только в далёком прошлом, оно происходит и сейчас. Архетипический характер происходящего акцентируется сверхъестественным плодородием. Мы видим, что грудь мифической женщины переполнена молоком, и этот молочный дождь льётся с самого неба, обильно орошая местную растительность. Очевидно, что именно соединение с энергией архетипа Великой Матери придаёт больной и искалеченной Фриде сил не только для существования, но и для активной социальной и творческой деятельности.

Другой работой художницы, в которой проявляется архетип Великой Матери, является картина 1949 г. «Объятия вселенской любви, Земля, я, Диего и Коатль».


Фрида Кало
Ф. Кало. Объятия вселенской любви, Земля, я, Диего и Коатль. 1949 г.

"На картине сама Фрида восседает в ярко-красном национальном платье, окружённая объятиями Земли. Алый цвет одеяния художницы, снова отсылающий нас к цвету части одеяния Богородицы, здесь олицетворяет любовь и страдание самой Ф. Кало. Аналогично с образом Богородицы Фрида на картине держит младенца. Интересно, что в образе ребёнка художница видит собственного мужа – Диего. Это находит своё объяснение, с одной стороны, в биографии самой Фриды, в результате инвалидности не имевшей детей и перенесшей всё материнское чувство на мужа; во-вторых, в легкомысленном поведении Диего, постоянно изменявшего супруге, которая, как известно, прощала все эти измены с поистине материнской любовью. Символично, что на лбу младенца изображён третий глаз – знак пророчества, провидения; а в руках его находится огонь – образ прометеевского просвещения. Очевидно, Ф. Кало особо ценит своего мужа за его высокое революционное предназначение. По сути, она переносит на него черты архетипа божественного младенца, который, несмотря на все свои сложности и испытания, должен изменить мир. На картине мы видим, насколько тяжёл этот младенец, еле помещающийся в хрупких руках художницы. Очевидно, что всю эту тяжесть ей помогают держать национальные корни в лице родной Земли и мексиканского бога. Образ Земли похож на древнего идола богини-матери, тело которой испещрено рельефами дорог, деревьев и пашен. Её питающий образ усилен каплей молока, стекающей из груди, готовой вскормить всё и всех. И конечно, главное, что придаёт силу всем персонажам произведения, в том числе и самой Фриде, – это всёпронизывающая сила Вселенской любви. Такая вселенская женская любовь и придаёт единство всему мирозданию, воплощая архетип Великой Матери".

Проявления архетипа Великой Матери в искусстве бесконечны, поэтому не имеет смысла пытаться охватить всё сразу. На сегодня - хватит, а дальше, поживём - увидим...

-------------------------------------------------------------------------------------
[1] Великие художники : Альбом 88. Рерих Святослав. М. : Комсомольская правда, 2011. С. 7.
[2] Лучшие современные художники. Т. 2 : Фрида Кало. М. : Комсомольская правда, Директ-Медиа, 2015. С. 40.

Tags: Мать Земля, искусство
Subscribe

Posts from This Сommunity “Мать Земля” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments