Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Эволюция крито-минойского искусства.

Н. М. Никулина в статье "ЖЕНСКОЕ БОЖЕСТВО В ИСКУССТВЕ ДРЕВНЕГО КРИТА" говорит, что образ женского божества является ключевым, основополагающим для искусства Минойского Крита.

(Я уже конспектировал статью Никулиной в
Женское божество в искусстве древнего Крита (1) и Женское божество в искусстве древнего Крита (2), но здесь я прибавил свои комментарии.)

"Какими бы разными ни были атрибуты этой минойской богини (птицы, змеи, «рога посвящения», лабрисы, цветы или колосья, дикие животные, стрелы, копьё или якорь) — все они свидетельствуют о её универсальности. «Во всех этих изменчивых воплощениях, — пишет Эванс, — мы ощущаем присутствие по существу одного и того же божества скорее, чем отдельных мифологических существ, как в позднейшей Греции. Процесс дифференциации, хотя и начался, но, несомненно, ещё не завершён. Более того, она (Богиня) постоянно ассоциируется с её отличительными символами, подобными двойному топору, который вместе с другими специальными культовыми эмблемами постоянно возникает в её меняющихся воплощениях» [1]."

Для искусства периода Старых дворцов изображения божества табуированы, и поэтому мы можем видеть лишь намёки на присутствие Богини в виде сложных переплетений растительных и морских мотивов в минойских вазах стиля Камарес.

Пифос стиля Камарес из Старого дворца в Фесте

Ваза стиля Камарес

Ваза осьминог Камарес

Вазопись стиля Камарес осьминог

Стиль Камарес Крит

"На тёмном, сине-чёрном, коричневом или вишнёвом фоне рельефно выделяются нанесённые белым с включениями кораллово-красного, жёлтого и розового причудливые сочетания цветов, стеблей, листьев, морских звёзд, рыб, волн и спиралей. Этот живой, подвижный декор свидетельствует о господствующих силах плодородия и вечного возрождения жизни на земле и в море. За ним может стоять только один всесильный космогонический образ — образ Великой Богини Матери, покровительницы всех природных сил, Владычицы земли и неба, гор и моря, птиц, морских животных и диких зверей. Многие сосуды стиля Камарес, имеющие слив в виде носика, нередко завершались головой птицы, которая как будто одухотворяла, оживляла этот предмет. Пластическая форма его казалась телом этой удивительной птицы, а сама ваза — существом божественного происхождения. Была ли такая птица божеством «второго плана» или только атрибутом Великой Богини, пока сказать трудно, но связь между ними бесспорна".

"
Кроме того, особое внимание уделяется разным воплощениям Великой Богини (и в виде таких её атрибутов, как цветы, лабрисы, «рога посвящения», и в виде живых существ — её спутников). Эти живые существа, наверное, могли почитаться в каких-то местах Крита как «малые божества», с ней связанные. Кстати, Эванс в своём письме Нильссону в ответ на его критику замечал, что вполне допускает, помимо культа Верховных божеств, наличие и других, более мелких [2]. Дельфин, как известно, — образ, также связанный с культом Верховного женского божества. Впрочем, одновременно он, как уже было замечено, мог почитаться и как самостоятельное божество (божество «второго плана»). Это можно сказать и в связи с изображениями обезьян и птиц (например, голубя или куропатки), являвшихся атрибутами Великой Богини".

"Первый период в жизни Новых дворцов на Крите (вторая половина XVII — первая половина XVI в. до н.э.) может быть определён как новый этап в развитии минойской религии и синкретического культа Верховных богов, прежде всего культа Великой Богини-Матери — властительницы всего сущего. Характерной особенностью нового («натурного», или «натуралистического») стиля — в растительном и морском его варианте — можно считать поистине импрессионистическую подвижность изображаемых природных сцен, особую декоративность и цветовое богатство художественных решений.

Более всего это выражено в критских фресках. Фреска с «Собирателем крокусов» интересна как произведение складывающегося нового стиля и новой сакральной образности. Художник пользуется так называемой зеркальной перспективой, представляющей горный пейзаж как бы с «птичьего полёта», для того чтобы полностью охватить изображение скал, покрытых россыпями белых крокусов, любимых цветов Великой Богини. Они служат символом возрождающейся весенней природы, «глазами» гор, духами Земли. Собиратель, укладывающий цветы в корзины (не то юноша, как считают одни, не то обезьяна, как считают другие) воспринимается как спутник самой Богини. Она остаётся невидимой, но всё на этой фреске свидетельствует о её присутствии и триумфе. Судя по оригинальным фрагментам, изображена всё-таки обезьяна, а не человек".


собиратель крокусов

"Второй период Новых дворцов — последний этап независимого развития Крита, до вторжения и господства ахейцев на его территории. В истории минойской религии и искусства это, кажется, самый интересный, сложный, яркий и значимый этап.

Во второй половине XVI в. до н.э. появляются многочисленные сцены культовых церемоний, связанных с жизнью критских дворцовых комплексов. Они, как мы знаем, были центрами религиозной и административно-хозяйственной деятельности, местом отправления основного культа. Миниатюрные фрески и большие композиции во дворце Кносса (в том числе и раскрашенные рельефы), фрески, найденные в Акротири на о. Фера (Санторине), замечательные расписные вазы и рельефные стеатитовые сосуды, каменные, терракотовые статуэтки, изделия из слоновой кости и фаянса, произведения торевтики, ювелирного искусства и глиптики из разных центров Крита — все они представляют различные сцены (с небольшим количеством фигур или развёрнутые многофигурные композиции), передающие моменты каких-то ритуальных действ. Иногда эти сцены показаны на фоне святилищ, алтарей, иногда — у особо почитаемых деревьев или священных камней-бетилов. Именно в этот период появляются антропоморфные изображения женского божества, которых, видимо, не было прежде, на первом этапе Новых дворцов (во всяком случае, в тех памятниках, которые нам известны). Они датируются в основном концом XVI — началом XV в. до н.э."

Я думаю, что здесь уже чувствуется ностальгия по утраченному прошлому. Подобно тому, как в христианстве никто и не думал писать евангелия, пока были живы апостолы, и лишь после их смерти появилась потребность письменной фиксации того, чего уже нет, так и в крито-минойской религии изобразительный "всплеск" появился в момент её умирания.

"О том, что универсальный культ Великого женского божества в сочетании с мужским продолжал быть главным на Крите, можно сказать, не только анализируя кносские памятники (от 1550—1450 гг. до н.э.), например миниатюрные фрески с изображением святилища, оформленного колоннами и бычьими рогами — «рогами посвящения», и сцену ритуального танца, исполняемого жрицами Богини у священных деревьев на фоне большой толпы зрителей, присутствующих на этой важной культовой церемонии. Ещё определённее говорят об этом изображения, открытые на о. Фера. Во фресках дома в Акротири («Дом с женскими фигурами») мы видим не только атрибуты женского божества — Богини Матери, покровительницы всех природных сил, но и изображения адоранток, поклоняющихся ей.


Дом с женскими фигурами

Великая Богиня Мать представлена здесь восседающей на ступенчатом возвышении над самим святилищем. Она — в одеждах, украшенных цветами крокусов. Живые, только сорванные крокусы подносит ей и обращающаяся к ней обезьяна. За предстоящей у трона обезьяной ещё одна фигура — изображение адорантки или жрицы богини, держащей в руках целую корзину крокусов. Крокусы небольшими букетами разбросаны по всей поверхности этой стены, они и на другой, примыкающей стене. За спиной Богини — крылатый бык, её страж и несколько жриц.

Любопытна роль обезьяны, стоящей, подобно человеку, в «рост». Известно, что обезьяны были завезены на Крит из Египта, а там они почитались животными священными, особенно павианы. Вполне возможно, что на фреске с Феры под фигурой обезьяны, стоящей перед троном, подразумевается какое-то божество, божество другого уровня, подчинённое Великой Богине. Кстати, как уже отмечалось, скорее всего, именно обезьяну, а не юношу, мы видим и на известной фреске с «Собирателем крокусов» из Кносского дворца. Юноша был создан исключительно усилиями реставраторов, так как верхняя часть данной фигуры при открытии этой композиции в оригинале отсутствовала".

Я полагаю, что обезьяны в крито-минойской иконографии использовались в качестве свидетельства преображающей силы Богини: смотрите, мол, даже дикие обезьяны утрачивают свою дикость и становятся как люди, почитающие высшее Божество.

И в конце своей статьи Н. М. Никулина рассматривает золотой перстень из Исопаты с изображением Эпифании, который считается шедевром минойской глиптики.


кольцо Исопаты

"Эпифания, исходя из значения греческого слова, — это явление в мир божества. Энергия его питает всё живое и неживое. Теме Эпифании посвящены по существу изображения почти на всех золотых критских перстнях. Все эти произведения, кажется, полностью опровергают утвердившиеся мнение об отсутствии нарративности в минойском искусстве. Признавая экстатичность главной особенностью критской художественной культуры, нельзя тем не менее не видеть стремления художников со всей полнотой отразить окружающее (в условных или сугубо натурных формах), передать образ в живой, естественной среде, в реальном жизненном процессе. А это — уже рассказ, отражающий развитие изображаемого во времени и пространстве, то, что не может не найти эмоционального отклика у зрителя.

Разворачивающееся действие — то главное, что хотел передать художник и в изображении на перстне из Исопаты: явление в мир и триумф Великого Божества, которое восторженно встречают и её спутницы или жрицы, и сама природа. Сначала маленькая фигурка богини передана летящей и приближающейся к земле, затем (и это уже крупная фигура) — спустившейся на землю, представшей перед теми, кто ждал её появления и радостно приветствует возвращение к людям. Следующий момент является завершающим и связан с таинством превращения. Богиня идёт по земле, и земля расцветает под её ногами (участок, на котором она изображена, покрыт цветами), а сама она преображается в Древо — символ вечного плодородия. Сливаясь тем самым с самой природой, она утверждает и власть над ней. Изображается, на наш взгляд, одно и то же божество, но образ его даётся в развитии во времени и пространстве".


Да, про эпифании быкоголового паредра Богини мы говорили только вчера, в записи О "хлыстовских" радениях крито-минойских куретов. Очевидно, подобные "радения" устраивали и крито-минойские женщины. Знаменитые "жрицы со змеями" как раз указывают на существование таких экстатических культов.

----------------------------------------------------------------------------------------
[1] Evans A. The Palace of Minos at Knossos. Vol. I—IV. London, 1921—1935; Vol. II. Pt. 1. P. 277.
[2] Nilsson M.P. The Minoan-Mycenaen Religion and its Survival in Greek Religion. London, 1927. P. 337. N 1.


Tags: Крит, лики Богини, сосуды
Subscribe

Posts from This Сommunity “Крит” Tag

  • О "воинственности" крито-минойцев (4).

    Итак, ближе к вечеру Antiquated Antiquarian в своей статье " Минойцы: военные действия" сообщает нижеследующее: "Примерно в начале…

  • О "воинственности" крито-минойцев (1).

    Уже известный нам Antiquated Antiquarian, автор блога The Stream of Time, в статье " Минойцы: военные действия" не придумал ничего…

  • О крито-минойской "талассократии".

    Египетский известняковый сосуд в форме верблюда, изготовленный между 3 200-3 000 гг. до н.э. Как видно, ещё древние египтяне представляли…

  • О крито-минойских печатях.

    Вообще говоря, печать многофункциональна. Печать на документе - пожалуй, первое, что приходит на ум. В этом смысле, печать является аналогом подписи.…

  • О крито-минойских погребальных практиках.

    Крито-минойские захоронения говорят о том, что на Крите до 1500 г. до н. э. существовали т. наз. "большие семьи", или близкородственные…

  • Крито-минойский бестиарий.

    Тиринское кольцо (The Tiryns signet ring) - самое большое из известных микенских колец, изготовленное между 1 500 и 1 400 гг. до н.э. На нём…

  • Крито-минойские голуби.

    О голубках богини Анат уже говорилось в нашем сообществе. Птицы вообще, и голуби в частности, указывают на религию божественного…

  • Расписная миниатюра.

    "Минойская женщина", Хронос миниатюрес, 75 мм. Роспись - краски "Звезда", художественные акриловые краски. Минойская или…

  • Посейдон или градоначальник?

    Автор блога The Stream of Time говорит, что "главой" минойского пантеона была богиня Potnia (произносится Потиния), что в переводе с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments