Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Мифология "бездны".

На религиозном сайте ЛГБТ (даже не знаю, как это расшифровывается) я обратил своё внимание на статью «Дух носился над бездной» (По материалам Believe Out Loud от 14 июля 2017 года). Конечно, тут бросается в глаза феминистическая ангажированность, но в целом материал интересный, дающий пищу для размышлений.

Книга Бытия начинается со слов: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.»

Слово «бездна» на иврите — техом, «бездна бездн». Но не только — это ещё и слово, родственное слову «Тиамат» — имени вавилонской Богини творения. Из бездны начинается мир. Бог создаёт из техом. Земля воплощается из Тиамат. Танцующая Богиня Вавилона синкретически переплетается с историей творения, настолько важной для христиан и иудеев. Это может быть страшно, или прекрасно, или — как и хаотическое тело Тиамат — и страшно, и прекрасно одновременно.

Я заинтересовалась этой богиней, путешествуя по Ближнему Востоку. Там я видела барельефы с ее танцующим телом: глазами, наполненные гневом; руки, простёртые для защиты её детей; змеи-целительницы, падающие из складок юбки; широкое тело, которое раскалывается, чтобы земля, и жизнь, и всё творение могло возникнуть, могло быть. Эта картина преследовала меня.

Потом я прочла книгу Кэтрин Келлер (Catherine Keller) «Лицо Бездны: богословие воплощения«. В ней деконструируется ужас этой истории, а на его месте конструируется гибельной красоты Тиамат/Техом.

Моя интерпретация и выбор художественных средств во многом основаны на этой книге.

Вавилонский миф и Библия

Келлер рассказывает о том, что в вавилонском мифе творения — Энума Элиш — Тиамат представлена как вечно яростный морской монстр, мать, которую убьёт собственный ребёнок — Мардук, великий воин. До того как воинственный миф демонизировал Тиамат, её считали матерью всего человечества, всего создания, родительницей мира.

Келлер задаётся вопросом о том, как религия нашла способ демонизировать богиню и всё ещё считать её родительницей всего сущего. История творения в Энума Элиш вкратце такая.

Тиамат и её партнёр, Апсу, создают детей. Апсу кажется, что дети слишком шумные, и он не может отдыхать. Он хочет уничтожить детей, чтобы поспать. Тиамат злится (и правильно делает, добавит женщина с опытом материнства). Апсу призывает второе поколение на помощь.

Тиамат злится настолько, что начинает рожать монстров.

Мардук, её сын, становится великим воином, который убьёт Тиамат. Он создаёт злой ветер и выпускает его на неё. Поскольку её рот открыт в крике, она глотает ветер, он наполняет её живот в пародии на беременность. Когда она широко открывает рот, Мардук выпускает стрелу ей между губ, и стрела разрывает Тиамат напополам. Из её тела Мардук создаёт космос.

Та, кто родила их всех, становится мученицей ради их существования. Из её тела появляется всё, что есть. Эта история переворачивает с ног на голову концепцию творения из ничего.

В этом мифе многое похоже на нарратив Библии. Пустынная и безвидная земля может отсылать к растерзанному телу Тиамат. Некоторые утверждают, что Дух Божий — точнее, «ветер от Бога» — который носился над бездной, и есть ветер, который использовал Мардук. Но Келлер также напоминает, что Дух Божий еврейской Библии никогда не является злой сущностью. Это нечто, дающее жизнь, доброе и феминное.

И Тиамат, и техом — слова женского рода, обозначающие феминное. И руах — то, что переводится как Дух Божий — тоже.

Келлер утверждает, что воплощение Тиамат как техом еврейской Библии — искусная пародия на вавилонский миф о творении из хаоса. Её мысль лучше изложить развёрнуто:

В размышлениях о Тиамат мы можем найти подсказки для толкования, которое позволит ей жить: ей, первоначальному творению, в котором буйствуют её дети, где новое даётся высокой ценой; тело, которое убили и которому заткнули рот, чтобы новому порядку не приходилось доказывать своё право на существование? Такое толкование техом, основанное на памяти о мёртвой богине, которой никто не поклоняется, говорит о том, что воды хаоса не всегда были мирными. Тексты о творении начинают описывать вселенную, полную болезненного шума. Такое толкование научит нас тому, что беспорядок нельзя устранить без убийства — хотя у этого состояния и есть свои побочные эффекты. Если мы будем читать начало Библии как пародию на вавилонский миф о творении, мы восстановим в правах Тиамат-примирительницу и обличим воина — архетип, который занял ее место в авраамических традициях.

Tags: Библия, матриархат, мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments