Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Дом как женское "гнёздышко".

П. А. Андреева в статье "Сакральная женская сущность в славянской культуре дома", ссылаясь на мнение немецкого философа и культуролога Георга Зиммеля, говорит о крепкой "спайке" женщины и жилища. "Если для мужчин дом означает лишь часть жизни, где помимо его строительства, он должен ещё посадить дерево и родить сына, то для женщины дом – особо сформированная целостность. Смысл Дома не исчерпывается для неё отдельными задачами, будь то воспитание детей или быт. Он представляет для женщины самодовлеющую и самостоятельную целостность и ценность, центр её вселенной. Причём это знание не является приобретённым, ему не учат в университетах. Напротив, оно из поколения в поколение наследуется на подсознательном уровне.

Женщина относится к дому как к сакральному образованию. Дом в её понимании подразумевает не просто стены, а пространство насыщенное её атмосферой, которую она создаёт, и которой она руководит. Всё, что происходит в доме, зависит от женщины.

Эта сакральная связь между женщиной и домом хорошо прослеживается в мифопоэтических представлениях древних славян, в которых дом сравнивается с матерью, которая кормит и охраняет дитя, а также с материнским чревом, с наседкой, защищающей цыплят. Закрытое, обжитое пространство, где главенствовали такие атрибуты дома, как постель, печь, тепло, издавна осмыслялось как женское, в отличие от неуютного холодного внешнего мира, в котором главную роль играл мужчина — землепроходец, строитель, завоеватель.


дом

Если дом – это женское тело, то двери - женские гениталии, прежде всего их объединяет идея входа-выхода. Во время тяжёлых родов раскрывали все двери. Необходимо добавить, что во все времена женщины рожали дома, считая родные стены помощниками в этом непростом и ответственном деле. В фольклорных текстах обыгрывается тема этой связи; например, в родильном заговоре: «Отворяйтесь, врата мясные и костяные, ехать не князю и не княгине, а идти безымянному младенцу». В русской традиции с женским началом также связаны окна: «Для облегчения родов в жилище заранее приоткрывали форточки или окна, чтобы «открыть проходы».

В мифологическом коде центром человеческого тела является сердце. Сердце человека можно сравнить с печью в доме, за которой, как известно, следила женщина. В некоторых диалектах сердце объединяется с печенью, однокоренным со словом «печь». Существенный признак объединяющий «сердце» и «печь», - связь с огнём, жаром, теплом. В фольклорных произведениях «горячее сердце, как и «горячая кровь», являются показателями значительной концентрации жизненной силы у человека, которая в северно-русских говорах обозначается словом «жар». Тепло, жар – признаки живого человека, холод – мёртвого. В загадках подчёркивается именно этот признак печи: «Зимой всё жрёт, летом спит, тело тёплое, а крови нет». Здесь, как нигде, прослеживается следующая функция женщины – хозяйка. Как известно, печь не только даёт тепло, создавая в доме уют, в который возвращаешься после многочисленных работ, где отдыхаешь и телом, и душой, но и пропитание. А в случае болезни вместе с материнской любовью печь ещё и поможет залечить раны, недаром место на печи в доме отдавалось представителям старшего поколения и считалось почётным.ъ


печка

Кроме того, печь воспринимается как женское тело. Устье печи соотносится не только со ртом, но и с женским лоном. Например, уголья из печи моют в воде и поят ей роженицу, чтобы родить так же быстро, как те угли выпали из печи. При трудных родах открывают заслонку в печь. В диалектах слово раскутать означает «раскрыть печь или трубу» и «родить»: «Баба раскутала, Бог простил». Только что родившегося ребёнка клали на шесток печи, это означало не только представление его домовому духу, но и имитировало рождение. Об «отправлении» в печь как о новом рождении особенно ярко свидетельствует обряд перепекания ребенка, больного «собачьей старостью» - рахитом. По народным представлениям, такой ребёнок «не допёкся» в утробе матери и его сажали на лопате в печь. Символика этого обряда «основана на отождествлении ребёнка и хлеба, выпечки хлеба и появления ребенка на свет: его как бы возвращают в материнскую утробу (печь), чтобы он родился заново».

Таким образом, сакральная женская сущность неразрывно связана с домом - это искусство заботливости о своих близких, семье, родных, умение быть женой и матерью. Дар быть и уметь стать хозяйкой дома, знахаркой, владеть рукоделием, быть всех кормящей, поддерживая в своём окружении огонь жизни и тепла – это в России всегда было и остаётся женской заботой. И потому женщина остаётся душой семьи, а значит и дома, где она проживает".

В принципе - да, всё верно, однако современность внесла большую сумятицу в традиционные представления о доме и домохозяйке. Ныне очень многие семьи проживают в квартирах, а квартира - это не дом. Да и дома теперь совсем другие, без печки, с газовым отоплением. За мой век перемен на деревне наверно произошло больше, чем от царя Гороха до середины XX века. Я помню тепло русской печки, запах кирпича (в детстве почему-то все предметы источали запахи, а теперь уж нос ничего не чует), я жил с родителями и бабкой в каменной избушке под соломенной крышей. В таких же избах люди жили и при Иване Грозном, и раньше... Теперь всё по-другому. И, конечно, эти изменения коснулись женской идентичности. Сейчас появились такого рода молодые женщины, которые живут в квартире как в общежитии, то есть приходят домой, чтобы поспать, а рано утром отправляются на работу. Конечно, многие из них со временем всё равно "пропитываются" древним "бабьим" духом, но, тем не менее, что-то неизбежно теряется.


дом 2

Tags: дом
Subscribe

Posts from This Сommunity “дом” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments