Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

«Нағашы» — «настоящий дядя» — у казахов.

К.Н. Дауталиев в статье "МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ОБЫЧНОГО ПРАВА (на примере реконструкции генезиса правового обычая казахов «жиенкұрык»)" говорит, что "у казахов сохранился древний обычай «жиенқұрық», согласно которому «жиену», т.е. ребёнку дочери или сестры, положено трижды получить подарок от отца матери или её братьев, так называемых групп родственников — «нағашы». «Сын дочери или сестры назывался термином родства „жиен“, который исторически представлен в орхонских надписях и в древнетюркских, в карраханидско-уйгурских, а также в венгерских источниках XIV—ХVII вв. Из современных языков — в азербайджанском, туркменском, каракалпакском, казахском, башкирском, узбекском, киргизском и хакасском языках» [1. С. 762]. В составленном в 1948 г. усилиями сектора права АН КазССР сборнике по обычному праву казахов встречаем следующее объяснение этого термина: «Жиен — дети от дочери; называвшиеся жиены, имели право на долю из наследства деда, “нағашы” — отца матери» [2. С. 430]. В отличие от наследства как такового, данный обычай существовал в форме подарка, но подарка особого — обязательного. Обязательность подарка давала племяннику право его получать даже путём кражи (скота или любого понравившегося ему имущества). Согласно устоявшим нормам казахского обычного права, своё такое право «жол» (в том числе и на кражу) племянник мог применять трижды. Традиционный суд биев (суд обычного права казахов) не принимал жалоб в таких случаях, соблюдая нормы древнего обычая.

Родственники со стороны матери обобщённо представлялись как «нағашы», хотя само название отличается от коллективного его предназначения, конкретизируя начальную родственную связь: «нақ» + «аға», т.е. «настоящий дядя». Можно уверенно предполагать, что понятие настоящий дядя, т.е. нагашы, существовало для разграничения от ненастоящих, соответственно непервостепенных по кровнородственной близости дядей, в том числе дядей со стороны отца.


Лингвистическое значение термина «нагашы» частично подтверждает концепцию матриархата И.Я. Бахофена, согласно которой женщины выступали в качестве отправной линии в структурировании родственных отношений в архаичном обществе. На наш взгляд, анализ социокультурного контекста термина родства «нағашы» — «настоящий дядя» даёт основания для подтверждения концепции о предшествовании матрилокального принципа организации патрилокальному построению общества кочевых казахов. Термин родства «нагашы»» в обозначаемом смысле встречается и у других кочевых народов Евразии, например, «нагац» у монголов, «нахц» у калмыков [1. С. 748]".

Этот обычай казахов существовал в патриархальном обществе, но, как пережиток более древних порядков, он свидетельствовал о предшествующем матрилокальном обществе. Раньше, во времена матриархата, дядя по материнской линии рассматривался как «мать мужского рода»; обычно с ним обращались, как с матерью, и иногда его даже называли именем матери. Дядя с материнской стороны представлял авторитет главы семьи; его боялись, ему подчинялись, он имел власть над своим племянником. Но совсем другие отношения воцарились в патрилокальном обществе, где главой семьи являлся чужеродный (по отношению к материнскому роду) отец. В данном случае племянник обладал правом фамильярного отношения к своему дяде по материнской линии, он мог обращаться с ним почти как с жертвой. Фактически, родственники матери обязаны были выплачивать дань сыну-наследнику отца, в противном случае он имел право силового захвата приглянувшейся ему собственности материнского рода.

Тем не менее, всё равно даже в патриархальном обществе дядя по материнской линии считался «настоящим дядей», а дядя по отцу — «фуфлыжный, ненадёжный дядя». Дядя по матери — "должен" племяннику, а дядя по отцу — ничего не должен.


казахские красавицы
------------------------------------------------------------------------------------
[1] Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык-основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка / Отв. ред. Р.Э. Тенишев, А.П. Дыбо. М., 2006.
[2] Материалы по казахскому обычному праву / Сост. Т.М. Культелеев, М.Г. Масевич, Г.Б. Шакаев. Алматы: Жалын, 1998.

Tags: пережитки матриархата, тюрки
Subscribe

Posts from This Сommunity “пережитки матриархата” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments