Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

О высоком положении женщин в доклассическую эпоху.

А. Шипилов в статье "Оппозиция “мужское — женское” в античности" сообщает интересные сведения о высоком положении женщин на дорийском Крите. Он объясняет это положение "не до конца изжитой архаикой", и это по-своему верно, но можно к этому присовокупить и наследие крито-минойской и крито-микенских культур. Ведь дорийцы "осели" в основном на юге Пелопоннеса и на Крите, то есть на территориях максимального влияния древних матриархальных культур.

mosika_901_00001

Отсюда - и "спартанский матриархат", и высокое положение женщин на Крите. На что уж большевистская революция 1917 года была непримирима к царскому "старому режиму", но лидеры большевиков "засели" в московском Кремле и постепенно "пропитались" там царским духом, а Сталин превратился в "красного царя". Очевидно, примерно таким же образом и дорийцы "хлебнули" на Крите "старорежимной" культуры. Ведь они не вырезали на Крите и Пелопоннесе всех людей, живших прежде них. Мы же знаем про илотов в Спарте, которые числом сильно превосходили спартиатов.

Естественно, матриархальные культы на Крите и Пелопоннесе поддерживались в основном женщинами. "Более того, - пишет А. Шипилов, - и в позднейшее время праздник Фесмофорий в честь богинь плодородия Деметры и Персефоны справлялся исключительно женщинами, в чём также усматривается рудимент предшествующих патриархальному строю институций, ведь религия в ранних обществах выполняла роль аккумулятора и ретранслятора традиции и потому была консервативна. Аристофан, обыгрывая в ряде своих комедий ситуацию некого женского антиполиса, дублирующего и пародирующего полис нормальный, то есть чисто мужской, должен был иметь для этого определённую опору в реальности. И такая опора имелась.

Дело в том, что положение спартанской женщины буквально приводило в шок привыкших к патриархальным порядкам афинян. Так, Аристотель в “Политике” замечает, что “женщины в Лакедемоне в полном смысле ведут своевольный образ жизни и предаются роскоши”. Спартанки в отличие от афинянок могли свободно отлучаться из дома, и это было далеко не самое главное их право: спартанской женщине, кроме жены царя, не вменялась в обязанность супружеская верность, более того — встречались временный обмен жёнами и даже полиандрия. В Спарте женщины (девушки) даже допускались к гимнастическим упражнениям наряду и вместе с мужчинами (юношами), а это было частью права гражданина (илоты или периэки к гимнастике не допускались).

Spartan bronze figure of a running girl, wearing a single-shouldered chiton, 520-500 BC. British Museum.
Spartan bronze figure of a running girl, wearing a single-shouldered chiton, 520-500 BC. British Museum.

К спортивным состязаниям имели доступ и женщины дорийских общин Крита, чей социально<правовой статус был также весьма высок в силу сохранения многочисленных пережитков родового строя, таких как авункулат, кузенный брак, матрилокальное поселение и др. Брачно-семейная практика здесь регулировалась не мужем и/или отцом, а общиной в целом, что, конечно, имело свои недостатки, но и давало несомненные преимущества. В частности, критянки свободно распоряжались своим имуществом и имели право на получение половины дохода с него, а это было не так мало, учитывая, что женщине принадлежали приданое или доля наследства, равная половине наследства братьев, а также подарки отца, братьев, мужа и сыновей. Дочери участвовали в наследовании и отцовского, и материнского имущества и в последнем случае даже имели приоритет: если после смерти матери оставался дом, то он отходил не к сыновьям, а к дочерям. Критянки обладали и некоторыми преференциями в делах сердечных. К примеру, брак между свободной и рабом считался законным, а если муж поселялся у жены, то и их дети являлись законнорожденными/свободными.

Именно на лакедемонские и критские реалии ориентировался в своих реставрационных утопиях Платон (“Государство”, “Критий”, “Законы”), в чьём идеальном полисе женщины занимают далеко не последнее место. Скажем, они могут получать государственные должности и даже входить в состав правящего сословия философов (“Ты, Сократ, словно ваятель, прекрасно завершил лепку созданных тобою правителей. — И правительниц, Главкон, — всё, что я говорил, касается женщин ничуть не меньше, чем мужчин”) [1].

Все юноши и девушки в обязательном порядке должны проходить обучение в гимнасиях. Речь идёт не только о мусическом искусстве. “Я, — говорит Сократ/Платон, — ничуть не побоялся бы утверждать то же самое о верховой езде и о гимнастике; разве это подобает только мужчинам, а женщинам нет?” Женщинам это подобает настолько, что те даже должны участвовать в состязаниях, и не только в беге, но и, если пожелают, в верховой езде.

В платоновском государстве слабый пол получает военную подготовку, дабы в случае необходимости быть способным заменить на поле боя мужчин: “Это следует делать если не ради чего-то иного, то ради тех случаев, когда всенародному ополчению приходится, оставив город, выступать в поход за его пределы. В этих случаях они должны уметь хоть настолько владеть оружием, чтобы защитить детей и государство”.

Для обоснования своих смелых предложений Платон апеллирует как к собственно эллинской, так и синхронно-синстадиальной варварской архаике.
Афина_АндокидаС одной стороны, “даже вид и изображение нашей богини [Афины], объясняемые тем, что в те времена занятия воинским делом были общими у мужчин и у женщин и в согласии с этим законом тогдашние люди создали изваяние богини в доспехах, — всё это показывает, что входящие в одно сообщество существа женского и мужского пола могут вместе упражнять добродетели, присущие либо одному, либо другому полу”. С другой стороны, “и сейчас… есть бесчисленное множество женщин в области Понта — их называют савроматидами, — которым предписано наравне и сообща с мужчинами упражняться не только в верховой езде, но и в стрельбе из лука и в применении другого оружия”.

Разумеется, кроме историко-этнографических, философ приводит и логические аргументы: “…в высшей степени неразумно поступают теперь в наших местах, когда не приучаются к этому изо всех сил единодушно и одинаково как мужчины, так и женщины. Чуть ли не всякое государство становится таким образом половинным, вместо того чтобы быть вдвое бoльшим благодаря единству трудов и цели. Конечно, это странная погрешность со стороны законодателя”.

Доводы Платона имели некоторое отношение к действительности. В прото- и раннеполисную эпоху греческой архаики статус женщины был ещё настолько высок, что матери и дочери, сёстры и жёны не чуждались “мужской” доблести и демонстрировали такие гендерные стандарты, которые рушили шаблоны и тем самым привлекали внимание позднейших историков. В частности, у Павсания (вторая книга “Описания Эллады”) и Плутарха (“О доблести женской”) повествуется о том, как во время похода спартанского царя Клеомена на Аргос (конец VI — начало V века до н.э.; датировки варьируют от 519 до 494 года до н.э.) местная поэтесса Телесилла возглавила ополчение аргивянок, нанесшее поражение непобедимым лакедемонянам. “Среди всех доблестных деяний, совершённых сообща женщинами, нет более знаменитого, чем борьба, которую вели в защиту своей родины против спартанского царя Клеомена аргосские женщины, вдохновляемые поэтессой Телесиллой, — пишет Плутарх. — Она, как передают, происходила из знатного дома; болезненное телосложение побудило её обратиться за помощью к оракулу и ей было дано указание почитать Муз. Повинуясь божеству, она посвятила своё усердие песням и гармонии и скоро не только избавилась от недомогания, но и прославилась среди женщин как поэтесса. А когда Клеомен, нанеся аргосцам большие потери... подступил к городу, все женщины в цвете возраста, воодушевлённые неким божественным порывом, поднялись на защиту родины. Предводительствуемые Телесиллой, они вооружаются, занимают укрепления, окружают своими отрядами стены, изумляяь этим врагов. Они отразили Клеомена с большими для него потерями, вытеснили и второго царя Демарата… Так был спасён город. Женщин, павших в этой битве, с почётом похоронили на Аргосской дороге, а оставшимся в живых было предоставлено воздвигнуть памятную статую”.

Дополнительным аргументом в пользу высокого положения женщин в доклассическую эпоху служит тот факт, что и римские историки, повествуя о царском и раннереспубликанском времени, приводят подобные плутарховским примеры (кстати, рядом с царями в традиции постоянно присутствуют особы женского пола, будь то царицы, жрицы или богини — Амата, Акка Ларенция, Тарпейя, Эгерия, Танаквиль и др.). Так, Тит Ливий рассказывает, как этрусский царь Порсена во время осады Рима предложил отвести войска от города, если ему выдадут заложников, что и было сделано. Однако “одна из девушек-заложниц, по имени Клелия, воспользовавшись тем, что лагерь этрусков был расположен невдалеке от Тибра, обманула стражу и, возглавив отряд девушек, переплыла с ними реку под стрелами неприятеля, всех вернув невредимыми к близким в Рим. Когда о том донесли царю, он поначалу, разгневанный, послал вестников в Рим вытребовать заложницу Клелию — остальные-де мало его заботят; а затем, сменив гнев на изумление, стал говорить, что этим подвигом превзошла она Коклесов и Муциев, и объявил, что, если не выдадут заложницу, он будет считать договор нарушенным, если же выдадут, он отпустит её к своим целой и невредимой. Обе стороны сдержали слово: и римляне в соответствии с договором вернули залог мира, и у этрусского царя доблесть девушки не только осталась безнаказанной, но и была вознаграждена; царь, похвалив её, объявил, что дарит ей часть заложников и пусть выберет кого хочет. Когда ей вывели всех, она, как рассказывают, выбрала несовершеннолетних; это делало честь её целомудрию, и сами заложники согласились, что всего правильней было освободить тех, чей возраст наиболее беззащитен. А по восстановлении мира небывалая женская отвага прославлена была небывалой почестью — конной статуей: в конце Священной улицы воздвигли изображение девы, восседающей на коне”. Разные варианты этой истории фигурируют также у Плутарха (жизнеописание Попликолы и “О доблести женской”).

Истории такого рода не стоит считать стопроцентно достоверными, но они правдоподобны в другом смысле — помещённые в более или менее архаический контекст, они объясняют происхождение вещей и установлений, которые так или иначе связаны со сравнительно высоким статусом женщины. Конная женская статуя (неважно — была ли она возведена в честь Клелии, Валерии или Венеры), храм Женской Фортуны на Латинской дороге, обычай произнесения надгробных речей в честь благородных покойниц и пр. суть реальные свидетельства того, что в раннем Риме положение свободнорождённой женщины было более высоким, чем в классический период. Подтверждением тому также служат исключительные привилегии весталок: эти девственные жрицы архаического культа священного очага не находились под властью отца, имели право завещания, выступали свидетельницами в суде, обладали правом выезда и единственные из всех жрецов могли быть похоронены в черте города. Иными словами, в консервативной сакральной сфере женщина сохраняла высокое положение в обществе (восходящее, условно говоря, к матриархату), которое до какой<то степени не могло не сохраниться и в начале собственно римской истории".


------------------------------------------------------------------------------------
[1] "Да ну нафиг. Женщины не могут управлять обществом в принципе. У них то месячные, то беременность - другое предназначение". © Источник: https://history-forum.ru/viewtopic.php?t=18400&start=170


Tags: Греция, Крит, античность, весталки, пережитки матриархата
Subscribe

Posts from This Сommunity “античность” Tag

  • Уличные святилища Римской империи.

    После просмотра этого видеоролика с фресками l века н. э. (сохранившихся в основном на стенах засыпанного вулканическим пеплом города Помпеи)…

  • Гендерные стереотипы в античности.

    (Из статьи Ю. О. Дорофей "ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В АНТИЧНОСТИ", с моими исправлениями и добавлениями). По Лосеву, существовали два периода…

  • Зенобия.

    Пальмирская царица Зенобия чем-то напоминает мне Нестора Махно. "Батька", будучи убеждённым анархистом, мечтал собрать своих сторонников в…

  • О роли письменности в победе патриархата.

    Я до сих пор ничего не говорил о создании письменности как одной из причин падения матриархата. Дело в том, что в до-письменных культурах именно…

  • Фрезер о матрилокальности у народов Европы.

    Оригинал взят у feministki в Фрезер о матрилокальности у народов Европы. Интересный отрывок из работы Фрезера "Золотая…

  • О распятии на кресте.

    Обычно пишут, что распятие на кресте - это мучительная и позорная смертная казнь. Ну, мучительность сей казни самоочевидна, а в чём заключается…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments