Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Бюрократы и охотники как "мухи" и "котлеты".

(В продолжение записи Социальное лидерство в архаических обществах.)

Африканист В. Р. Арсеньев в своей монографии "Звери = боги = люди" (М.: Политиздат, 1991) рассказывает об охотниках Мали, охотниках-бамбара — «донсоу». Они образуют союзы «донсо-тон». Интересно, что пишет автор об иерархии внутри этих союзов.

охотники бамбара
Паскаль Мэтр. Мали, 2019. Ополчение традиционных охотников донзо народности бамбара. Их поддерживает малийское правительство для борьбы против народа фульбе, присоединившегося к исламистам. © Pascal Maitre/Myop/Panos

"Вхождение в охотничий союз сопряжено с соответствующим обрядом посвящения, ритуальной трапезой, включающей, как правило, и алкогольные напитки. Посвящаемый делает ритуальное приношение орехов кола, курицы и т. д.

За неофитом закрепляется наставник, учитель - «донсо-карамого», который лично отвечает перед союзом за обучение, поведение и успехи вновь принятого в союз. Принятые проходят нечто вроде послушнического стажа, в ходе которого они узнают от учителя - и в беседах, и во время скитаний по лесам - основы охотничьего мировоззрения и охотничьей практики. Таким формальным членство в союзе охотников остаётся до поры, пока неофит не убивает собственноручно какое-либо более или менее крупное животное, предпочтительно млекопитающее. После этого он, как правило, становится полноправным членом союза, подтвердившим свой статус охотника.

Несмотря на формальное равенство и братство членов охотничьего союза как детей леса, как потомков Санин и Контрона, а идеологически эти предки и сами выступают как живые брат и сестра (или по другой версии мать и брат) охотников, внутри союза существует иерархия, система объединения различных категорий членов союза. Прежде всего это разделение на послушников, учеников - «донсо-дену» и уже подтвердивших свой охотничий статус «донсо-ба».

Но и уже сложившиеся охотники также образуют группы по возрастающей шкале престижности. Причём следует отметить, что иерархия эта воспроизводится естественно, без особых уставных или каких-то иных условий, как сама собой разумеющаяся, без видимых усилий и ритуалов. Собственно ритуалом, связанным с переходом на очередную ступень этой иерархии, является сам охотничий подвиг члена союза: удачный промысел того или иного животного и необходимые при этом магические действия. Сама же иерархия проста: «добывший антилопу» (и других травоядных), «добывший хищника (кабана, леопарда, льва)», «добывший бегемота, слона» и т. д. вплоть до ступени «охотника-воина».

Эта иерархия, эта лестница - более престижная, чем управленческая. На вершине её стоят заслуженные, многократно подтвердившие своё охотничье умение, свою искушённость в идейных основах союза, свою верность этическим требованиям. Это «симбоны». Это элита охотничьего союза, его мозг, его направляющая сила. Это те, кто организует и контролирует деятельность союза, кто имеет право решающего голоса на всех его собраниях. Но это только те, кто лично и бесспорно заслужил свой особый статус среди равных себе.

Помимо этой - сравнительно прямой - лестницы прав, положений, престижа в недрах союза имеется ещё особая ветвь, которую образует группа музыкантов и сказителей, хранителей истории и фольклора охотничьего союза - «донсо-джелиу», или «гриоты охотников».  Гриоты охотников - это своего рода носители памяти охотничьего союза. Это люди, пользующиеся нередко не меньшим уважением, чем «симбоны», а иногда и сами оказывающиеся «симбонами», так как деятельность их как музыкантов и сказителей неотделима от собственно охотничьей практики".

Как видно, союз охотников не имеет той жёсткой субординации, той самой пресловутой "вертикали власти", которая, как Кощеева игла, находится в эпицентре государства. В. Р. Арсеньев говорит, что "руководство страны [Мали] имеет неофициальные постоянные контакты с лидерами союза охотников в окрестностях столицы - Бамако", но я не думаю, что оно инкорпорирует охотников в государственные административно-бюрократические структуры. По-моему, государство в Мали - это принципиально иная структура, нежели союз охотников. И, что важно подчеркнуть, государство не является органичным продолжением и развитием союза охотников. Да, среди "государевых людей" может быть много бывших охотников, государство может использовать охотников в своих интересах, но, скажем так, государство в Мали является инокультурным нововведением, типа европейской шляпы, которую африканцы, конечно, могут носить на голове, но, в принципе, могут обойтись и без неё.

===================================================================

В пятой главе "Симбон - живой предок" В. Р. Арсеньев пишет про «симбонов» - это высшая ступень иерархии охотничьих союзов, их элита.

"Факты говорят об исключительной социальной значимости симбонов в общественной жизни, в том числе и за пределами охотничьих союзов. Эти специфические охотничьи титулы являлись атрибутом значительной части, если не всех правителей Древнего Мали и империй бамбара Сегу, Каарта и др. <...> Значительная часть местных легенд о происхождении этнических и социальных групп, «королевств» и «империй» связывает их название с деятельностью выдающихся охотников. Такова, например, история Древнего Мали, начиная с сюжета о предках героя этноса Сундиаты (с отцовской стороны), которые были царями-охотниками. <...> Сундиата, создавший Древнее Мали, был предводителем воинов и одновременно выдающимся охотником, снискавшим титул «симбон»."

Казалось бы, это противоречит тому, о чём я говорил выше. Но открываем Википедию и читаем:

"Мали́ — государственное образование в северо-западной Африке (регионе Западного Судана), к югу от пустыни Сахара, существовавшее в XIII—XV веках. По сложившейся традиции называется империей (как и прочие африканские империи). Сложилось под началом народности малинке, ранее находившейся в зависимости от империи Ганы и принявшей мусульманскую религию (по крайней мере, на уровне верхушки). Верховным правителем являлся манс. Личное войско манса состояло из бывших рабов. Создателем империи считается манс Сундьята Кейта, который в 1240 году захватил столицу Ганы Кумби-Сале, подвластная ему территория простиралась от Атлантического океана на западе до озера Чад на востоке. После Сундиаты Кейты правило трое его сыновей, которым в наследство досталась процветающая и динамичная держава с сильной армией и разветвлённой сетью торговых путей. Его непосредственный наследник, Ули I, описывался как могущественный правитель, совершивший хадж в Мекку в правление мамлюкского султана Египта Бейбарса I."

Как мы видим, государство Мали — чисто исламский проект [1]; и если б не было мусульманской экспансии в Северной Африке, то не было бы и никакого государства Мали.

------------------------------------------------------------------------------------
[1] "В исламской среде Сундиата и его предки возводятся к спутникам пророка Мухаммеда", - добавляет В. Р. Арсеньев.
Tags: Африка, охотники, тайные общества
Subscribe

Posts from This Сommunity “охотники” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments