Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

хрестьянин

История флейты.

Медуза
Скульптурная композиция Губерта Герхарда (1540-1620 гг.), Персей и Медуза Горгона, бронза. Музей Виктории и Альберта, Лондон.

По поэту Пиндару (5 век до н.э.), флейта была изобретена Афиной, которая вдохновилась криками сестёр Горгон по погибшей Медузе. Источник - ₪История Античности₪
хрестьянин

Инанна и её "землепашец".

Торкильд Якобсен в своей монографии "Секровища тьмы" пересказывает, как Инанна, в предвкушении брачных отношений с пастушком Думузи, поёт песню в присутствии служанок-"элегисток".

"В песне Инанна, гордясь своим юным, едва созревшим телом, восхваляет свой лонный треугольник с ещё редкой порослью волос, сравнивая его сначала с металлической шкатулкой, украшенной проволочками, торчащими словно чеки тележного колеса; затем — с церемониальной баркой, называемой «Небесной Баркой» (девические волосы на лобке она уподобляет швартовым канатам, удерживающим барку), и образ перерастает в образ космической барки в форме серпа молодого месяца.

небесная барка

Collapse )
хрестьянин

С песней по жизни...

Как жили простые люди древнего Крита? Об этом свидетельствует «Ваза Жнеца». На ней изображена процессия людей, возвращающихся с поля или участвующих в церемонии сбора урожая, и они радостно поют песни во всё горло. Может кто-то назовёт это фантазией художника; но, по крайней мере возможно, и даже вероятно, что он воссоздал то, что видел своими глазами.

Schnittervase

Ю. В. Андреев видит в шествии, изображённом на "вазе жнецов", не просто зарисовку рядовых сельских будней критян, а обрядовое действо, сцену бурного экстатического танца, коллективное приобщение к ауре божества, с одной стороны, восходящее к эпохе первобытнообщинного строя, а с другой - напоминающее оргии служителей греческого Диониса и малоазийской Кибелы более позднего времени (Андреев Ю. В. Между Евразией и Европой // В ожидании "греческого чуда". - СПб., 2010).

"Рельеф жнецов" отличается от остальных большим обилием деталей, большей теснотой композиции. Художник хотел изобразить толпу, двигающуюся в ритме песни, быть может, слегка подвыпившую, шумную и весёлую. И этот нестройный, но неудержимый ритм толпы, это коллективное настроение удалось художнику блестяще представить" (Виппер Б. Р. Искусство Древней Греции. - М.: Наука, 1972).
2020
  • ni_spb

Матриархальные отношения в "Песни Песней".

"Песнь Песней" считается сборником свадебных обрядовых песен, записанных/дописанных в разное время. В обрядах долгое время сохраняются архаические черты, которые уже не отвечают укладу жизни и исполняются просто по инерции. К тому времени, как "Песнь Песней" была внесена в священный канон, возможно эти гимны еще были частью брачного обряда, а вот матриархата у евреев уже точно не было. Между тем "Песнь Песней" несет недвусмысленные свидетельства если не матриархата, то матрилокальности/матрилинейности.
[Spoiler (click to open)]Во-первых, и это самое интересное, активным действующим лицом является девушка. Она влюбляется, она ищет своего любимого, пускает его в свою спальню, печалится, когда он уходит, приводит его в покои родительницы своей.

"Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его.
3 Встретили меня стражи, обходящие город: "не видали ли вы того, которого любит душа моя?"
4 Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей"

Причем этот рассказ полон яркой неподавленной женской чувственности: поцелуи, объятия, тайные свидания, ревность, сексуальное желание.

"Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.
5 Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.
6 Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне."

То есть девушка выбрала себе мужа и выбрала по склонности души и тела. Наверное, это подразумевает некоторую материальную независимость жены от мужа. Семье девушки все равно насколько бедна или богата семья жениха, потому что имущество останется в семье его матери ( как это принято при матрилокальном ведении хозяйства). Есть место, где невеста говорит, что придет под дерево, где ее возлюбленного родила его мать. Видимо, это подразумевает некий обряд сватовства, связанный со священным местом рода, забирание жениха из семьи его матери, переход в новую. Об этом же, вероятно, говорит уподобление жениха и невесты брату и сестре. "Ах если бы ты был брат мне" звучит как "будь моим мужем, войди в мою семью".
В "Песни" брак определенно связан с двумя матерями: невесты и жениха, и нет ни одного упоминания об отце. Братья девушки названы "сыновьями матери моей". И то и другое характерны для ведения родословной по материнской линии (матрилинейности). Если смотреть на "Песнь" с такой стороны, то поведение Суламиты уже не кажется чрезмерным и романтически смелым. Обрядовые песни отражали обыденную действительность и вот такова она вероятно была.
хрестьянин

Молчи, женщина! Твоё место на кухне.

Известный британский историк Мэри Бирд в своей книге-манифесте "Женщины и власть" говорит о том, что эпоха патриархата началась с затыкания рта женщинам.

Молчи, женщина!

"Я хочу начать с момента, почти совпадающего с рождением западной литературной традиции, с первого описанного в ней случая, когда мужчина приказал женщине «закрыть рот», сообщив, что её голос не должен звучать во всеуслышание. Я имею в виду ситуацию, увековеченную почти 3 000 лет назад в первых строках гомеровской «Одиссеи». Обычно мы воспринимаем эту поэму как эпическую историю Одиссея, повесть о приключениях и переделках, в которые попадал герой, возвращаясь домой с Троянской войны, пока жена Пенелопа верно ждала его дома, отвергая ухаживания претендентов и их настойчивые требования выбрать нового мужа. Но «Одиссея» в равной мере история Телемаха, сына главного героя и Пенелопы. Это история его взросления: за описанное в поэме время он из мальчика превращается в мужчину. И этот процесс начинается в первой песне, когда Пенелопа спускается из своей комнаты в большой зал дворца, а там перед толпой претендентов на её руку выступает певец, и поёт он о тех бедах и трудностях, которые претерпевают греческие герои на пути домой. Пенелопу его песня не веселит, и она при всех просит его запеть другую, не столь мрачную. И в этот момент вмешивается юный Телемах. «Мать моя, — говорит он, — лучше вернись-ка к себе и займися своими делами — пряжей, тканьём... Говорить же — не женское дело, а дело мужа, всех больше — моё; у себя я один повелитель» [Пер. В. Вересаева]. И Пенелопа уходит, скрывается в своих покоях.

Collapse )
хрестьянин

К вопросу о наследовании власти у древних германцев.

М.Е. Попов в статье "ЭПОС СЕВЕРНЫХ ГЕРМАНЦЕВ КАК ОТРАЖЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РАННЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРИОД" обращает внимание на то, что в германском эпосе, когда речь заходит о наследовании власти, конунги обращаются к норнам.

"Крепкая связь прошлого с настоящим, с зачатками ранней государственности хорошо просматриваются в «Старшей Эдде», в песне о Хельге. Наглядным примером служит эпизод, в котором отец героя назначает сына конунгом после пророчеств ворона и одобрения героя дружиной, после проведения инициации: «вождь приехал / … / лук благородный герою вручил он. / … / Имя дал Хельги и земли: / [перечисляются земли] / и крови змею (меч)» [Старшая Эдда. Вторая песнь о Хельги убийце Хундинга]. Но он же не мог назначить наследника без одобрения «норнов» - женских духов: «норны явились / судьбу предрекать / властителю юному / судили они, что он / будет прославлен / лучшим из конунгов / прозван будет». Норны, а не отец, отдали Хельги земли: «к северу бросила / Нери сестра (норна) / нить, во владенье / север отдав ему»! В песне отводится особенная роль «норнам», поскольку у германцев с древних времён до раннего средневековья сохранились представления о судьбе. Перипетии жизни человека, его взлёты и падения, объяснялись древними германцами содержанием его судьбы. Именно «норны» наделяли человека судьбой в момент его рождения. Данный эпизод свидетельствует о том, что на момент составления песни в Скандинавии уже существовал определённый порядок наследования власти, но только после получения наследником «рекомендации» духов и дружины".
Collapse )
хрестьянин

Матриархальные отношения в "Песни Песней".

У моей "френдессы" из Питера ni_spb обнаружилась замечательная запись "Матриархальные отношения в "Песни Песней"". Прямо для нашего сообщества. Раз ni_spb не поделилась этой записью с нами, я решил сам поместить её здесь. Надеюсь, ni_spb не станет возражать.


"Песнь Песней" считается сборником свадебных обрядовых песен, записанных/дописанных в разное время. В обрядах долгое время сохраняются архаические черты, которые уже не отвечают укладу жизни и исполняются просто по инерции. К тому времени, как "Песнь Песней" была внесена в священный канон, возможно эти гимны ещё были частью брачного обряда, а вот матриархата у евреев уже точно не было. Между тем "Песнь Песней" несёт недвусмысленные свидетельства если не матриархата, то матрилокальности/матрилинейности.

Во-первых, и это самое интересное, активным действующим лицом является девушка. Она влюбляется, она ищет своего любимого, пускает его в свою спальню, печалится, когда он уходит, приводит его в покои родительницы своей.

"Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его.
3 Встретили меня стражи, обходящие город: "не видали ли вы того, которого любит душа моя?"
4 Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей
"

pesn-pesnei-solomona-picture-big

Collapse )
хрестьянин

Обряд "Вождение куста".

Вождение куста — приуроченный к Троице ритуал обходного типа и одноименный персонаж — украшенный зеленью ряженый. Обряд распространён в западных районах украинского и белорусского Полесья.

Участницей обряда обычно являются девушка. Девушку вбирают по жребию, либо самую пригожую, либо сироту девочку-подростка. Её всю украшали цветами, травой, ветками так, что даже лица не было видно. Такая пышная одежда, которая напоминает живой куст, нужна для того, чтобы хозяин, к которому направлялись, или встречные люди не узнали бы односельчанку. Участницы процессии обходили дома. Подходя к дому, «куст» кланялся хозяевам, а другие участницы исполняли благопожелательные и величальные «кустовые» песни, за что хозяува их одаривали деньгам и продуктами (яйцами, пирогами, салом). При обходе домов «куст» обычно вёл себя пассивно, и не участвовал в пении. Другие участницы процессии сообщали в песнях, что собирают деньги на одежду и обувь для ряженого. В некоторых случаях хозяева просили участников обряда посетить их поля и огороды. В этом случае к песням присоединялся припев: «Дзе куста вадзілі, там пашанічанька радзіла». Затем девушки возвращались к хозяевам и говорили им: «Дай, Божэ, коб вам такы жыта був урожай, як наш Куст». За это хозяева одаривали девушек. Закончив обходы участники за пределами села срывали зелень с ряженого, и жгли её в костре, бросали в воду, забрасывали на дерево. Остатки зелени женщины могли забрать домой как лекарственное средство.
Collapse )
хрестьянин

Героини марийских сказок.

Из неопубликованной рукописи К.А. ЧЕТКАРЁВА «Сказочное творчество марийцев» (в сокращении). Источник.

"Древнемарийская сказка имела песенно-диалогический стиль изложения. Её главной героиней была женщина. Пожалуй, в этом особенность таких сказок. Сказок, где действует умная, смелая, трудолюбивая марийская девушка, я насчитал около двадцати. Ещё эти сказки рассыпаны в рукописном фонде МарНИИ, в дореволюционных записях, изданных в переводе на немецкий язык. Разбросанность материала по книгам и рукописям мешала специалистам до поры сделать свои обобщения.

В сказках, где героиня борется со зверями, со злыми существами, в том числе со злодейкой Вувер Кува, и побеждает их, всегда присутствует песня. Ею передана сказочная обстановка, в песне героиня говорит о цели того или иного своего поступка, песней она обращается к окружающим или сказочному предмету, который после того становится точно живой и исполняет любые её желания. Из всего этого можно заключить, что песня имеет и магическую силу.

Но почему здесь главным лицом выступает героиня, а не герой? И с какой стати сказки изложены на песенный лад?

Проще было бы всё объяснить древним происхождением сказок, мол, они из эпохи матриархата, когда тон в роду задавала женщина. Ну а поют там, дабы украсить сказку, сделать её доходчивей.

В этих общих словах, конечно, есть доля истины, но они не увязываются с жизнью марийцев в не столь далёкие времена. Чтобы ответ был достоверным, нужно опираться на материальную и духовную культуру народа, представлять особые закономерности развития народной поэзии и прозы среди мари.

Collapse )