Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

хрестьянин

Почему я пишу?

Пишешь, чтобы увековечить всё это и чтобы самого себя увековечить, чтобы победить смерть. Всеми нашими полотнами, нашей музыкой, нашими стихами, нашими книгами мы ищем подобия бессмертия. Пишешь, чтобы не умереть целиком, чтобы не умереть сразу, потому что всё гибнет. И думаю, среди всех названных причин писания две самые сильные причины вот эти: поделиться с другими изумлением, восторгом существования, тайной мира и дать Богу, другим людям услышать крик нашей тоски, дать им знать, что мы существовали. Всё остальное второстепенно.

(Эжен Ионеско, «Почему я пишу?», пер. В. Бибихина)

хрестьянин

Приближение к Снежной Королеве.

Рассказывают, будто последними словами отца Андерсена были: «Вот идёт Ледяная Дева и она пришла ко мне». А мать в утешение сыну сказала: «Не плачь, бесполезно звать его, он умер, Ледяная Дева унесла его».

В 1918 году умирающий от голода в большевистской России гениальный русский философ Василий Розанов диктовал своей дочери:

"От лучинки к лучинке, Надя, опять зажигай лучинку, скорей, некогда ждать, сейчас потухнет. Пока она горит, мы напишем ещё на рубль. Что такое сейчас Розанов? Странное дело, что эти кости, такими ужасными углами поднимающиеся под тупым углом одна к другой, действительно говорят об образе всякого умирающего. Говорят именно фигурою, именно своими ужасными изломами. Всё криво, всё не гибко, всё высохло. Мозга очевидно нет, жалкие тряпки тела. Я думаю даже для физиолога важно внутреннее ощущение так называемого внутреннего мозгового удара тела. Вот оно: тело покрывается странным выпотом, который нельзя иначе сравнить ни с чем, как мёртвой водой. Она переполняет всё существо человека до последних тканей. И это есть именно мёртвая вода, а не живая. Убийственная своей мертвечиной. Дрожание и озноб внутренний не поддаются ничему ощущаемому. Ткани тела кажутся опущенными в холодную лютую воду. И никакой надежды согреться. Всё раскаленное, горячее представляется неизреченным блаженством, совершенно недоступным смертному и судьбе смертного. Поэтому «ад» или пламя не представляют ничего грозного, а скорее желанное. Это всё для согревания, а согревание только и желаемо. Ткань тела, эти мотающиеся тряпки и углы представляются не в целом, а в каких-то безумных подробностях, отвратительных и смешных, размоченными в воде адского холода. И кажется кроме озноба ничего в природе даже не существует. Поэтому умирание, по крайней мере от удара — представляет собою зрелище совершенно иное, чем обыкновенно думается. Это холод, холод и холод, мёртвый холод и больше ничего. Кроме того, всё тело представляется надтреснутым, состоящим из мелких раздробленных лучинок, где каждая представляется трущею и раздражающею остальные. Всё вообще представляет изломы, трение и страдание. Состояние духа — ego — никакого. Потому что и духа нет. Есть только материя измождённая, похожая на тряпку, наброшенную на крючки.  До завтра.  Ничто физиологическое на ум не приходит. Хотя странным образом тело так изнемождено, что духовного тоже ничего не приходит на ум. Адская мука — вот она налицо. В этой мёртвой воде, в этой растворённости всех тканей тела в ней. Это чёрные воды Стикса, воистину узнаю их образ" (продиктовано В. В. Розановым его дочери Надежде в декабре 1918 года, за 1,5 месяца до смерти Источник).

Collapse )
хрестьянин

Культурная преемственность от Чатал-Хююка до Дельф.

Из книги Моники Сьё и Барбары Мор "Великая космическая мать. Новое открытие религии Земли".

Чатал-Хююк процветал между 6500 и 5650 гг. до н.э. Двенадцать последовательных слоёв были раскопаны, и никаких признаков войны или оружия не было найдено!

Cохранились многочисленные жернова, ступки, ручные мельницы, измельчители, ящики для хранения, лезвия серпов, что показывает активное участие женщин в хозяйственной жизни этого неолитического поселения.

В Чатал-Хююке захоронения женщин и детей окружены особым почётом (…) Женщины и дети похоронены в центральной могиле прямо под спальной платформой внутри дома, тогда как мужчин хоронили в мелких угловых помещениях, не с детьми, но с охотничьим оружием [1].

Чатал-Хююк был построен над священным колодцем.

Дольмены как искусственные репликации материнского чрева. Во фронтальном камне вырезалось отверстие, чтобы напоминать родовой канал. Мёртвые, по-прежнему погребённые в позе эмбриона, помещались в лоно Великой Матери, в ожидании перерождения.

Collapse )
хрестьянин

Придверница рождений и смертей.

двойственность облика

"На протяжении многих веков отношение к женщине было двойственным — как к существу, дающему жизнь и предвещающему смерть. В частности, оно нашло отражение в культе богини-матери. Мать-земля кормилица, но её чрево — это также последнее пристанище усопших. Она подобна критским урнам, в которых хранили воду, вино и зерно, но также и прах умерших. Не случайно во многих цивилизациях именно на женщин возлагалось исполнение похоронных обрядов, потому что считалось, что они теснее мужчин связаны с вечным круговоротом природы — от рождения к смерти и от смерти к жизни" (Жан Делюмо, «Ужасы на Западе», 1978).

"Неудивительно, что, чем в отдалённейшую восходим мы древность, тем величавее рисуется нам образ вещуньи коренных, изначальных тайн бытия, владычицы над прозябающей из их тёмного лона жизнью, придверницы рождений и похорон, родительницы, восприемницы, кормилицы младенца, плакальщицы и умастительности умершего, жрицы и колдуньи, знахарки и ядосмесительницы, первоучительницы заговора и пророчества, стиха и восторга. Эволюция женщины представляет собою дугу, понижающуюся от доисторического апогея её власти, каким был матриархат, до стадии её полного закрепощения мужчине, какое мы видим, например, в мусульманстве, и снова поднимающуюся незначительно до современности. Эпоха наибольшей чуткости к подсознательному и верности тёмной, отрицающей индивидуацию Земле была эпохой владычества матерей. Есть многочисленные следы мужеской реакции, предводимой жрецами, подобными Орфею, которая привела господство мужчин и установление патриархального быта. Воинственные амазонки были истреблены героями; юноши, как Орест, встали поборниками и мстителями отцов; пророчицы должны были вступить в союз со жрецами, истолкователями их велений и чрез то уже повелителями" (Вяч. Иванов, «О достоинстве женщины»).
хрестьянин

Африка как "консервная банка".

Интересно, что в Африке кое-где сохранились погребальные практики аналогичные погребениям раннего неолита на Ближнем Востоке. Как утверждает Д. Пирцио-Бироли в своей монографии "Культурная антропология Тропической Африки" (М.: Издательская фирма “Восточная литература” РАН, 2001), "погребение может происходить в самой хижине (у йорубов в Нигерии, у гун и фон в Дагомее, у эве в Того)". Есть в Африке и обычаи, сходные с древнеегипетскими: "В момент погребения труп заворачивают или в циновку, или в одеяло, или в шкуру, либо его сажают в специальную урну (некоторые группы в Чаде), либо кладут в высеченный саркофаг (у нгата и других групп в Конго). У свази одновременно окуривают и бальзамируют; у сонгаев, хауса, джукун и других суданских народов бальзамировали только правителей". Но самое интересное в том, что "у волофов в Сенегале всех хоронят в земле, однако гриотов [1] кладут в баобабы, которые вовсе не такие уж крепкие и могучие деревья, как кажутся, а внутри полые. Африканцы полагают, что таким образом бродячие сказители имеют возможность воссоединиться со своими ушедшими в иной мир предками.

Griots-Sofara-Mali

Collapse )
хрестьянин

Размышлизмы о времени.

Был один пионерлагерь. И там на главном корпусе на стене были нарисованы всякие звери, и один из них был чёрный заяц с барабаном.

заяц

У него в лапы почему-то были вбиты два гвоздя. И вот однажды шла мимо одна девочка — с обеда на тихий час. И ей стало этого зайца жалко. Она подошла и вынула гвозди. И ей вдруг показалось, что чёрный заяц на неё смотрит, словно он живой. Но она решила, что это ей показалось, и пошла в палату. Начался тихий час. И тогда чёрный заяц вдруг начал бить в свой барабан. И сразу же все, кто был в этом лагере, заснули. И им стало сниться, что тихий час кончился, что они проснулись и пошли на полдник. Потом они вроде бы стали делать всё как обычно — играть в пингпонг, читать и так далее. А это им всё снилось. Потом кончилась смена, и они поехали по домам. Потом они все выросли, кончили школу, женились и стали работать и воспитывать детей. А на самом деле они просто спали. И чёрный заяц всё время бил в свой барабан.
Collapse )
хрестьянин

"Безликая".

Автор блога Old European culture в статье "Безликая" (The faceless one) приводит изображение безликой Персефоны,

persephone faceless

и высказывает предположение о том, что, может быть, и палеолитические "венеры" изображались без лица потому, что они, как и Персефона, были богинями подземного мира.
Collapse )
хрестьянин

Философическое.

Анализируя символику мегалитических погребений, М. Гимбутас пришла к следующему выводу: «Вселенная и есть тело Богини, внутри которого происходят смерть и возрождение» (Гимбутас М.Г. Цивилизация Великой Богини: Мир Древней Европы. М., 2006. С. 333).

По контрасту с этим мнением приобретает особый смысл "доктрина финализма" Гейдара Джемаля, в которой он определяет человеческое самосознание "здесь и сейчас" как "точку" на бесконечной вселенской "ленте Мёбиуса".

Прямым аналогом этого умозаключения является знаменитое выражение Рене Декарта «Я мыслю, следовательно, я есмь». Вопрос лишь в том, возможно ли мышление вне контекста "ленты Мёбиуса". Вон попугай тоже летает у меня по дому, но все его полёты разом прекратятся, если вынести его из тёплого дома на мороз. Хотя, пока он дома, попугай тоже может говорить о себе, как Декарт: "Я летаю, следовательно, я есть".

Вопрос о человеке во Вселенной сродни вопросу о клетке в человеческом организме. Сейчас много говорят о "клеточном мышлении" и "клеточном сознании". Допустим, что это сознание реально существует, но клетка не может "оторваться" от человеческого организма, выйти за его пределы и бытийствовать самостоятельно. Отрыв клетки от человеческого тела означает для неё смерть. Очевидно, то же самое применительно и к человеку во Вселенной. За пределы Вселенной человек "выскочить" никак не может, он обречён на пребывание "внутри" Вселенной, где он совершает свой путь по "ленте Мёбиуса".

Собственно, на этом и заканчиваются все здравые суждения. За этим пределом начинается сфера веры, интуиции, бреда, изменённых состояний сознания...

Так что, если древние люди и впрямь воспринимали Вселенную как тело Богини, внутри которого происходят смерть и возрождение, как полагает М. Гимбутас, они мыслили трезво. "Выше головы не прыгнешь" - это наверно из той древней мудрости...