Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

хрестьянин

Киндерсюрприз по-африкански.

И. Л. Андреев пишет в своей монографии "Тамтам сзывает посвящённых" (М.: Прогресс-Традиция, 2008. С. 154):

"Неоднократно в разные годы в далёких друг от друга странах Тропической Африки я сталкивался с согласием, готовностью и даже упорным желанием матери либо обоих родителей подарить приглянувшимся европейцам, в частности мне как хорошему, по их мнению, человеку, одного из своих детей. Обычно речь шла о младшем, лишь недавно вышедшем из грудного возраста и уже способном обходиться без материнского молока, отлучение от которого здесь происходит довольно поздно, по нашим меркам, и в основном по инициативе самого ребёнка".



Collapse )
хрестьянин

Экономика матриархальных обществ.

"Изучение проблемы «свободного времени» весьма существенно для реконструкции образа не только охотника собирателя, но и жизни людей на самых ранних стадиях исторического развития в древности. Доказательство Салинзом и другими антропологами наличия достаточно большого количества свободного времени у охотников собирателей даёт основание для опровержения дарвинистского представления о полуживотном, получеловеке первобытности, задавленного физическим трудом, агрессивного и враждебного по отношению к окружающим. Более достоверной видится картина «философа-дикаря», предложенная Э. Тайлором и осмеянная дарвинистами", - говорит А. А. Белик (Человек в экономической антропологии. М.: Издательство Ипполитова, 2014. С. 103).

И ещё одно важнейшее открытие Салинза входит в непримиримое противоречие с марксистской концепцией историографии. Салинз ставит лошадь впереди телеги: у него сознание определяет бытие, а не наоборот, как у марксистов. У Салинза экономика понимается как компонент культуры, откуда следует подчинение «материальной жизни общества» ценностям и традициям культуры. В соответствии с позицией М. Салинза, все виды обмена подчинены регулятивной силе культуры, нормам, принятым в том или ином конкретном обществе. А не наоборот, когда всё функционирование общества подчинено товарному обмену, движению денежных масс как считают представители формальной экономики.

"Таким образом, вся система обменов в традиционном обществе приобретает смысл и получает интерпретацию в свете символических ценностей культуры, регулируется нормативной традицией. Сама цепочка обменов/дарений есть лишь один из аспектов жизнедеятельности в традиционном обществе. При этом обмен не первичен и не является определяющим. Очень часто важнейшей функцией обмена/дарения является общение–коммуникация. Как справедливо замечал М. Салинз: «Если друзья делают подарки, то подарки делают друзей». Важнейшая цель коммуникации – понимание других, избегание конфликтов. На основе же достигнутого взаимопонимания совершаются последующие действия.

Collapse )
хрестьянин

Экономика каменного века (2).

В продолжение записей "При изобилии - патриархат, в нужде - матриархат", При изобилии - патриархат, в нужде - матриархат (2) и При изобилии - патриархат, в нужде - матриархат (3).

"Об охотнике совершенно справедливо говорят, что его богатство — это его бремя. При его образе жизни материальные ценности могут, как отмечает Гузинде, оказаться «тяжелейшим бременем», тем большим, чем дальше он их переносит. У некоторых собирателей есть лодки, другие имеют собачьи упряжки, но большинство должно таскать на себе все свои пожитки, и поэтому в их имущество входит только то, что могут унести на себе люди. Или даже только то, что могут унести на себе женщины: мужчины должны быть свободны от поклажи, чтобы в любой момент иметь возможность преследовать дичь или защищаться от нападения врагов. Как отмечал в не слишком отличающемся контексте Оуэн Лэттимор, «настоящий кочевник — бедный кочевник». Подвижность и собственность несовместимы" (Цит. по: Саллинз М. Экономика каменного века. - М.: ОГИ, 1999. С. 28).

Ллойд Уорнер сообщает о мурнгин, например, что «портативность» имеет решающее значение в их системе ценностей. Что, как пишет Уорнер, имеет «первоочередное значение», так это «свобода передвижения». И этим «стремлением к свободе от обременительного и ответственного „груза вещей"», который мешает образу жизни «общества странников», Уорнер объясняет «неразвитое чувство собственности» мурнгин и их «незаинтересованность в усовершенствовании своего технологического оснащения» (Warner, W. Lloyd, A Black Civilization (Harper "Torchback" from the edition of 1958; first edition 1937). New York: Harper & Row. 1964, р. 136-137).

Collapse )
хрестьянин

Экономика каменного века (1).

"Почти все без исключения учебники, безоговорочно принимая априорную установку, что жизнь в палеолите была чрезвычайно тяжёлой, как будто соревнуются в стремлении создать у читателя ощущение неминуемой гибели, заставляя его задаваться вопросом не только о том, как охотники умудрялись выживать, но и о том, было ли это вообще жизнью. Призрак голода охотится за охотником на страницах этих книг. Несовершенство его технических средств, как утверждается, вынуждает его трудиться не покладая рук, чтобы попросту выжить, не позволяя ему ни сделать передышку, ни накопить какой-нибудь запас и, следовательно, не оставляя «свободного времени» для «создания культуры»" (Цит. по: Саллинз М. Экономика каменного века. - М.: ОГИ, 1999. С. 19).

«Экономика простого выживания», «ограниченный досуг в исключительных случаях», «непрестанные поиски пищи», «скудные и весьма ненадёжные» природные ресурсы, «отсутствие экономического избытка», «максимум энергии от максимального числа людей» — вот шаблонные суждения антропологов о жизни охотников и собирателей.

Collapse )
хрестьянин

О первоначальном накоплении капитала.

Герда Лернер пишет о том, что в восточных деспотиях, особенно в Ассирийской империи, женщины превратились для мужчин в разновидность ресурса, который они присваивали точно так же, как присваивали себе земли. Выдача девушки замуж рассматривалась как торговая сделка. Даже богатые семьи стремились как можно дороже продать дочерей, чтобы приобрести необходимый капитал. Мужчины присваивали прибыль от меновой стоимости, которую представляли собой женщины: этой прибылью были деньги, полученные от их продажи, и их дети. Скорее всего, это и было первичной формой накопления, первичной формой частной собственности.
хрестьянин

Почему охота - не женское дело?

Л. М. Управителева, задавшись вопросом, почему мужчины охотятся, а женщины занимаются собирательством, приводит  мнение американской исследовательницы Э. Фридль: «Монополия мужчин на большую охоту - результат не столько их большей физической силы, сколько трудностей, связанных с необходимостью удаляться далеко от дома, что заставило бы, если бы в охоте участвовали женщины, переносить на большие расстояния также детей и запасы пищи. Там, где в силу экологических условий охота на крупных животных возможна вблизи жилья (например, у филиппинских негритосов агта), женщины участвуют в ней столь же успешно, как мужчины (это объясняет и участие женщин в рыболовстве, ведь поселения людей, как правило, располагаются вблизи водоёмов. - Л.У.).

Подводя итог, Л. М. Управителева говорит, что, несмотря на устранение женщин из процесса охоты, они в силу своей особой магической роли присутствуют в нём, хотя не реальным, а мистическим образом. Значимость этого участия женщин очень ярко выразил В.Г. Богоразу один старик-эскимос:

"Напрасно думают, что женщины слабее мужчин в охоте. Домашнее колдовство сильнее, чем те заклинания, которые произносятся в тундре. Тщетно ища, ходит мужчина вокруг, но те, которые сидят у лампы, действительно сильны, им легче подозвать к берегу добычу" (Цит. по: Абрамова З.А. Изображения человека в палеолитическом искусстве Евразии. М.; Л., 1966, с. 84).
хрестьянин

О роли рабства в низведении женщины до положения "детородной машины".

Если мы посмотрим на быт тех племён, где до сих пор сохранились матриархальные отношения, то там женщины работают больше мужчин. Очевидно, та же самая раскладка имела место быть и в неолитических земледельческих обществах, где женщины не расставались с мотыгами и зернотёрками. Здание матриархата покоилось на экономическом фундаменте: женщины трудились в поте лица, и результатом этого труда являлось благосостояние, как дар Богини.

Затем произошёл грандиозный переворот: появилось рабство, и добровольный труд женщин стал вытесняться подневольным трудом рабов.

Тут, наверно, определяющим фактором было появление одомашненного коня и плуга. После этого женский труд с мотыгой сразу утратил актуальность. Один мужчина + конь + плуг заменяли несколько женщин.

Collapse )
хрестьянин

Я на стороне бабульки.

Замечательную мысль высказал trita в Статистический анализ.

"Даже если на стороне Варравы весь народ, это не отменяет того факта, что он вор, это лишь характеризует народ.

Это я на счёт «нормы».

Евангелие это история о встрече на rivers of Вabylon двух норм, подлинной нормы, в лице Одного, и мнимой нормы, в лице всех. Вопрос перед читателем Книга ставит только один: ты на чьей стороне, Собирающего или расточающих?"

Лично я всегда на стороне бабульки, имеющей свой маленький "бизнес".

экономика

Collapse )