Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

хрестьянин

К экономической теории матриархата.

Doug Jones в статье "The Matrilocal Tribe An Organization of Demic Expansion" говорит, что в Африке после принятия скотоводства в матрилинейном обществе обычно в течение 500 лет следует переход к патрилинейности (Holden and Mace 2003, 2005). Впрочем, о связи скота и патриархата уже не раз говорилось в нашем сообществе.

Но далее автор весьма справедливо критикует экономическую теорию существования матриархата. Согласно этой теории, экономическая роль женщин в добывании средств к существованию является ключевым фактором в развитии матрилокальности (Linton 1936; Murdock 1949; Service 1962). Там, где женщины производят большую часть потребляемой людьми пищи - как во многих садоводческих обществах - они или их родственники будут в состоянии настоять на том, чтобы их мужья сменили место жительства при вступлении в брак. Однако кросс-культурные тесты этой гипотезы не обнаружили всемирную связь между показателями вклада женщин в добычу средств к существованию и матрилокальностью/матрилинейностью (Brown 1970; Divale 1974a, b, 1984; Ember and Ember 1971). К тому же, добавляет автор, определяющий вклад женщин в добычу средств к существованию провоцирует появление полигинии, то есть многожёнства, а многожёнство - это чистейшей воды патриархат. Когда женщины обеспечивают себя сами и сверх того создают "прибавочный продукт", приобретение нескольких жён может быть экономически выгодным для мужчин. И об этом тоже говорилось в нашем сообществе, на примере современной Африки. С другой стороны, в кондово-патриархальном обществе Древней Греции жёны не работали (если не считать работу в гинекее), мужчины сами добывали средства к существованию. Значит, матриархальные или патриархальные отношения в том или ином обществе в гораздо большей степени зависят от наполнения голов, чем от наполнения желудков. То есть, матриархат или патриархат определяется менталитетом общества, тем, что называется ёмким словом "духовность". Скотоводство же и полигиния появляются как следствия ментальной "перестройки": сначала происходит "переворот" в головах, а затем уже происходит переход к патриархальным отношениям. Что это происходит именно так, а не иначе, свидетельствуют примеры опять из той же Африки: там можно встретить патриархальные и матриархальные племена, живущие по соседству. Спрашивается, почему одно племя занимается скотоводством, а другое племя, проживающее в тех же природных условиях, категорически отказывается от содержания больших стад коров или овец? Значит, есть какая-то неуловимая и непонятная для учёных, но очень мощная "сила", которая определяет образ жизни традиционных обществ. Эта "сила" проявляется в племенном мифе. Именно миф показывает, "что такое хорошо и что такое плохо", и если в племенном мифе скотина не котируется, то вряд ли скотоводы будут выглядеть престижно в том племени.
хрестьянин

Каменных дел мастерицы.

"Консо — одна из самых многочисленных народностей группы кушитов, проживающая на юге Эфиопии. Женщины народа консо, возможно, единственные в мире, до сих пор вытачивающие орудия труда из камня на регулярной основе. По словам 70-летней жительницы одного из поселений, такая работа всегда была женским занятием, помимо приготовления пищи и ухода за детьми" (из Википедии).

Значит, изготовление каменных интрументов — это не эксклюзивно мужская деятельность. В эпоху верхнего палеолита женщины, видимо, принимали активное участие в создании инструментов из камня.

хрестьянин

Киндерсюрприз по-африкански.

И. Л. Андреев пишет в своей монографии "Тамтам сзывает посвящённых" (М.: Прогресс-Традиция, 2008. С. 154):

"Неоднократно в разные годы в далёких друг от друга странах Тропической Африки я сталкивался с согласием, готовностью и даже упорным желанием матери либо обоих родителей подарить приглянувшимся европейцам, в частности мне как хорошему, по их мнению, человеку, одного из своих детей. Обычно речь шла о младшем, лишь недавно вышедшем из грудного возраста и уже способном обходиться без материнского молока, отлучение от которого здесь происходит довольно поздно, по нашим меркам, и в основном по инициативе самого ребёнка".



Collapse )
хрестьянин

Экономика матриархальных обществ.

"Изучение проблемы «свободного времени» весьма существенно для реконструкции образа не только охотника собирателя, но и жизни людей на самых ранних стадиях исторического развития в древности. Доказательство Салинзом и другими антропологами наличия достаточно большого количества свободного времени у охотников собирателей даёт основание для опровержения дарвинистского представления о полуживотном, получеловеке первобытности, задавленного физическим трудом, агрессивного и враждебного по отношению к окружающим. Более достоверной видится картина «философа-дикаря», предложенная Э. Тайлором и осмеянная дарвинистами", - говорит А. А. Белик (Человек в экономической антропологии. М.: Издательство Ипполитова, 2014. С. 103).

И ещё одно важнейшее открытие Салинза входит в непримиримое противоречие с марксистской концепцией историографии. Салинз ставит лошадь впереди телеги: у него сознание определяет бытие, а не наоборот, как у марксистов. У Салинза экономика понимается как компонент культуры, откуда следует подчинение «материальной жизни общества» ценностям и традициям культуры. В соответствии с позицией М. Салинза, все виды обмена подчинены регулятивной силе культуры, нормам, принятым в том или ином конкретном обществе. А не наоборот, когда всё функционирование общества подчинено товарному обмену, движению денежных масс как считают представители формальной экономики.

"Таким образом, вся система обменов в традиционном обществе приобретает смысл и получает интерпретацию в свете символических ценностей культуры, регулируется нормативной традицией. Сама цепочка обменов/дарений есть лишь один из аспектов жизнедеятельности в традиционном обществе. При этом обмен не первичен и не является определяющим. Очень часто важнейшей функцией обмена/дарения является общение–коммуникация. Как справедливо замечал М. Салинз: «Если друзья делают подарки, то подарки делают друзей». Важнейшая цель коммуникации – понимание других, избегание конфликтов. На основе же достигнутого взаимопонимания совершаются последующие действия.

Collapse )
хрестьянин

Экономика каменного века (2).

В продолжение записей "При изобилии - патриархат, в нужде - матриархат", При изобилии - патриархат, в нужде - матриархат (2) и При изобилии - патриархат, в нужде - матриархат (3).

"Об охотнике совершенно справедливо говорят, что его богатство — это его бремя. При его образе жизни материальные ценности могут, как отмечает Гузинде, оказаться «тяжелейшим бременем», тем большим, чем дальше он их переносит. У некоторых собирателей есть лодки, другие имеют собачьи упряжки, но большинство должно таскать на себе все свои пожитки, и поэтому в их имущество входит только то, что могут унести на себе люди. Или даже только то, что могут унести на себе женщины: мужчины должны быть свободны от поклажи, чтобы в любой момент иметь возможность преследовать дичь или защищаться от нападения врагов. Как отмечал в не слишком отличающемся контексте Оуэн Лэттимор, «настоящий кочевник — бедный кочевник». Подвижность и собственность несовместимы" (Цит. по: Саллинз М. Экономика каменного века. - М.: ОГИ, 1999. С. 28).

Ллойд Уорнер сообщает о мурнгин, например, что «портативность» имеет решающее значение в их системе ценностей. Что, как пишет Уорнер, имеет «первоочередное значение», так это «свобода передвижения». И этим «стремлением к свободе от обременительного и ответственного „груза вещей"», который мешает образу жизни «общества странников», Уорнер объясняет «неразвитое чувство собственности» мурнгин и их «незаинтересованность в усовершенствовании своего технологического оснащения» (Warner, W. Lloyd, A Black Civilization (Harper "Torchback" from the edition of 1958; first edition 1937). New York: Harper & Row. 1964, р. 136-137).

Collapse )
хрестьянин

Экономика каменного века (1).

"Почти все без исключения учебники, безоговорочно принимая априорную установку, что жизнь в палеолите была чрезвычайно тяжёлой, как будто соревнуются в стремлении создать у читателя ощущение неминуемой гибели, заставляя его задаваться вопросом не только о том, как охотники умудрялись выживать, но и о том, было ли это вообще жизнью. Призрак голода охотится за охотником на страницах этих книг. Несовершенство его технических средств, как утверждается, вынуждает его трудиться не покладая рук, чтобы попросту выжить, не позволяя ему ни сделать передышку, ни накопить какой-нибудь запас и, следовательно, не оставляя «свободного времени» для «создания культуры»" (Цит. по: Саллинз М. Экономика каменного века. - М.: ОГИ, 1999. С. 19).

«Экономика простого выживания», «ограниченный досуг в исключительных случаях», «непрестанные поиски пищи», «скудные и весьма ненадёжные» природные ресурсы, «отсутствие экономического избытка», «максимум энергии от максимального числа людей» — вот шаблонные суждения антропологов о жизни охотников и собирателей.

Collapse )
хрестьянин

О первоначальном накоплении капитала.

Герда Лернер пишет о том, что в восточных деспотиях, особенно в Ассирийской империи, женщины превратились для мужчин в разновидность ресурса, который они присваивали точно так же, как присваивали себе земли. Выдача девушки замуж рассматривалась как торговая сделка. Даже богатые семьи стремились как можно дороже продать дочерей, чтобы приобрести необходимый капитал. Мужчины присваивали прибыль от меновой стоимости, которую представляли собой женщины: этой прибылью были деньги, полученные от их продажи, и их дети. Скорее всего, это и было первичной формой накопления, первичной формой частной собственности.
хрестьянин

Почему охота - не женское дело?

Л. М. Управителева, задавшись вопросом, почему мужчины охотятся, а женщины занимаются собирательством, приводит  мнение американской исследовательницы Э. Фридль: «Монополия мужчин на большую охоту - результат не столько их большей физической силы, сколько трудностей, связанных с необходимостью удаляться далеко от дома, что заставило бы, если бы в охоте участвовали женщины, переносить на большие расстояния также детей и запасы пищи. Там, где в силу экологических условий охота на крупных животных возможна вблизи жилья (например, у филиппинских негритосов агта), женщины участвуют в ней столь же успешно, как мужчины (это объясняет и участие женщин в рыболовстве, ведь поселения людей, как правило, располагаются вблизи водоёмов. - Л.У.).

Подводя итог, Л. М. Управителева говорит, что, несмотря на устранение женщин из процесса охоты, они в силу своей особой магической роли присутствуют в нём, хотя не реальным, а мистическим образом. Значимость этого участия женщин очень ярко выразил В.Г. Богоразу один старик-эскимос:

"Напрасно думают, что женщины слабее мужчин в охоте. Домашнее колдовство сильнее, чем те заклинания, которые произносятся в тундре. Тщетно ища, ходит мужчина вокруг, но те, которые сидят у лампы, действительно сильны, им легче подозвать к берегу добычу" (Цит. по: Абрамова З.А. Изображения человека в палеолитическом искусстве Евразии. М.; Л., 1966, с. 84).